+7(499)495-49-41

Бизнес на парашютном спорте

Содержание

Идея для бизнеса: прыжки с веревкой (январь 2019) — как открыть с нуля, примеры и готовый план с расчетами для начинающих

Бизнес на парашютном спорте

Существуют экстремальные увлечения, которые могут заинтересовать и молодых людей и постарше. Роупджампинг – это аттракцион, который способствует приливу в кровь адреналина, помогает испытать новые ощущения.

Существуют еще, конечно, и другие идеи бизнеса: дельтапланеризм, прыжки с парашютом, сплав на байдарках по шумным речным потокам, но все эти занятия требуют от клиентов хорошей физической подготовки, а от предпринимателя немалых капиталовложений на организацию бизнеса.

  • Как заработать на роупджампинге
  • Где лучше размещать точку для роупджампинга
  • Требования безопасности при организации прыжков с веревкой
  • Как начать свой бизнес на прыжках с веревкой
  • С чего начать бизнес по прыжкам с веревкой
  • Нужно ли разрешение на открытие дела по прыжкам с веревкой

Как заработать на роупджампинге

Дословный перевод с английского слова роупджампинг обозначает «веревка» и «прыгать». Однако слово веревка здесь употреблено в очень упрощенном варианте. На самом деле роупджампинг – это прыжок с высоты. Человека при этом удерживают альпинистские ленты и системы амортизации.

Положительный аспект, который имеют интересные идеи для этого экстремального бизнеса, это возможность перемещать снаряжение с одного места на другое. Так можно менять месторасположение аттракциона, не платить долгосрочную аренду и делать прыжки каждый раз новыми и привлекательными для посетителей.

Генерировать идеи при этом придется самому предпринимателю.

Где лучше размещать точку для роупджампинга

Что касается места для прыжков, то обычно роупджампинг устраивают на любых высотных искусственно созданных или природных объектах: мостах, зданиях, башнях, скалах и прочее. Прыжки с веревкой подходят абсолютно всем людям, которые имеют хорошее здоровье. Они абсолютно безопасны, так как имеют целую систему страховок. Веревки, которые используются в экипировке — двойные.

Требования безопасности при организации прыжков с веревкой

Безопасность при прыжке гарантирует только то оборудование, которое выполнено по нормам UIAA. Такой сертификат должны иметь и основная динамическая веревка и страховочные системы. Перечень заболеваний, с которыми запрещено участвовать в прыжках, достаточно широк.

Среди них болезни, связанные с позвоночником, центральной нервной системой, дефектами зрения и внутренних органов. Никогда не следует допускать на прыжки с веревкой людей в алкогольном или наркотическом опьянении.

Они не только подвергнут свою жизнь опасности, а и могут создать проблемы с законом для предпринимателя и инструктора.

Консультировать людей перед прыжком должен опытный альпинист. Рассчитать по формуле скорость и высоту падающего человека невозможно. Обычно это делают альпинисты исходя из личных знаний и опыта.

Перед тем как открывать прыжки с веревкой, место тестируют при помощи тяжелого груза, привязанного к веревке. Обычно это мешок, весом около 40 кг. После каждого полета, в зависимости от траектории груза, крепление веревки и страховка корректируются.

Длина главного шпагата отмеривается постепенно, пока не будет найдено оптимальное положение.

Если сам предприниматель никогда не имел дело с экстремальными видами спорта, то лучше нанять человека, понимающего, что такое роупджампинг и альпинизм вообще. Не следует забывать, что от качества снаряжения и опыта инструктора зависит не только здоровье, а и жизнь людей. Ваши интересные идеи для экстремального бизнеса должны иметь только хорошую репутацию.

Роуп-джампинг: как организовать?

Как начать свой бизнес на прыжках с веревкой

Прыжки с веревкой можно организовывать как отдельный аттракцион, длительностью несколько минут. Многие предприниматели пошли дальше и организовывают интересные идеи экстремального отдыха на протяжении всего дня или уик-энда.

Можно набирать группу из нескольких человек и устраивать увлекательное путешествие к месту прыжков. Совместить роупджампинг можно с велосипедными прогулками, катанием на квадроциклах и прочим.

Будут пользоваться спросом и идеи туристических маршрутов с ночевкой в палатках или, наоборот, в уютном «зеленом» хостеле. Большим группам и корпоративным клиентам можно предлагать фото и видеосъемку.

Как видим, для полноценного бизнеса не достаточно иметь в штате одного специалиста-альпиниста. Чтобы реализовать роупджампинг, как по-настоящему интересные идеи, необходима команда.

Нужно учесть, что для решения организационных моментов с питанием, проживанием, внесением оплаты, бронированием номеров и согласованием маршрута должен заниматься еще один человек.

Это может быть сам предприниматель или администратор.

Тренируйте мозг с удовольствием

Начать развиваться

Поскольку порог вхождения для этого бизнеса небольшой, то он доступен большинству начинающих предпринимателей. Вся сложность в организации развлечения – это поиск опытного инструктора. Тем не менее, если коммерсант проживает в туристическом или курортном городке, заняться этим делом стоит, спрос на роупджампинг с каждым годом растет.

В экстремальном бизнесе необходимо продумать каждую деталь. Сначала нужно найти места для прыжков. Для профессиональных прыгунов высота для прыжков может достигать более 300 метров, а для новичков вполне достаточно будет скал, кранов, мостов, зданий, высота которых не превышает 100 метров.В первую очередь понадобится договориться с владельцами высотных объектов.

Почти все из них охраняются и нарушать закон не стоит, ведь это несет административную или даже уголовную ответственность. В качестве более спокойного места для прыжков подойдут мосты над реками (присутствие воды успокаивает клиентов). Также не помешает позаботиться о транспорте для доставки клиентов от дома к месту прыжка – такая услуга будет привлекать людей к использованию ваших услуг.

Необходимо учесть сезонность бизнеса. Большой спрос на такого рода услуги появляется в теплое время года. Можно организовать прыжки и в мороз или дождь, но спрос будет намного ниже.Стоит разобраться с техникой прыжка, необходимой экипировкой, снаряжением и страховкой от несчастных случаев. На снаряжении экономить не нужно, ведь безопасность клиентов превыше всего.

По мере износа его необходимо менять. Важную роль играет оценка рисков в данном деле. Нельзя допускать к прыжкам лиц моложе 18 лет, людей с болезнями сердечно-сосудистой системы, нервными расстройствами или в алкогольном (наркотическом) опьянении. Также необходимо уладить проблемы с регистрацией такого рода бизнеса и получения всех разрешений и сертификатов и вопрос с персоналом.

Нужно подобрать инструктора и человека ответственного за страховку посетителей. Лучше нанимать людей с многолетним опытом в данной сфере деятельности.

Для раскрутки бизнеса потребуется провести организованную рекламную кампанию для привлечения клиентов. Основной акцент стоит сделать на получении новых ощущений, отвлеченности от повседневной рутины и работы.

Для улучшения обслуживания постоянным клиентам можно вручать сертификаты, фирменные футболки, делать скидки.

Нужно ли разрешение на открытие дела по прыжкам с веревкой

Особенного разрешения для организации прыжков с веревкой (роупджампинга) не нужно. Нигде не указано о запрете прыжков с высотных объектов, которые не находятся в частной собственности. Главное правильно зарегистрировать свой бизнес. Оформить ИП и в графе деятельность указать – подготовка альпинистов, это исключает проблемы с юридической стороны.

Источник: https://vipidei.com/uslugi/industriya-razvlechenij/roupdzhamping/

Парашютный бизнес – как заработать на прыжках с самолета с парашютом

Бизнес на парашютном спорте

Парашютный спорт очень популярен благодаря своему пограничному состоянию: это не совсем заоблачный экстрим, когда люди без страховки лезут в гору или гуляют по краю кратера действующего вулкана (список можно продолжить), но и не обычный пикник на природе. То есть все же экстрим, гарантирующий выброс с кровь немалой порции адреналина, но относительно безопасный для здоровья, особенно если прыгать в тандеме с инструктором.

Чем хороши прыжки с парашютом в качестве бизнес-идеи:

  • Требуется минимум персонала;
  • Недорогое оборудование;
  • Возможность быстро выйти на окупаемость при условии минимума конкурентов и продуманной рекламы.

А стоит ли затевать бизнес?

Итак, как понять, что в вашем регионе прыжки с парашютом будут пользоваться популярностью? Поищите конкурентов. Если хотя бы один клуб парашютного спорта функционирует более года, значит, дела у него идут неплохо.

Второй вариант – проанализируйте запросы пользователей Интернета в вашем городе. Для этого зайдите в сервис Яндекса под названием Вордстат (прям так и наберите в поиске) и там введите запрос «прыжки с парашютом», предварительно указав ваш регион (чтобы поиск шел по нему, а не по всей России). Запросы есть, и их хотя бы более 100 в месяц? Можете пробовать себя в этом деле.

Кстати, в крупных городах типа Москвы и Питера этот рынок уже поделен. Так что можете дерзать только в том случае, если придумаете себе важное конкурентное преимущество.

Если вы пока не собираетесь приобретать самолет, то вам придется его арендовать. А значит, в вашем городе или поблизости от него должен быть гражданский аэродром. Иначе ваша затея выеденного яйца не будет стоить.

Алгоритм действий организатора прыжков на парашюте

Конечно, можно с нуля построить современную площадку для прыжков с парашютом. Арендовать землю, создать необходимую инфраструктуру, купить самолет, нанять летчиков и инструкторов.

Плюс такого варианта в возможности вести сопутствующий бизнес: открыть курсы для желающих научиться правильно прыгать с парашютом (и правильно его складывать), магазин для скайдайвинга, кафе, пункт оформления страховых полисов и даже мини-отель (если площадка расположена далеко от населенного пункта).

Минус у этого варианта ведения бизнеса всего один: первоначальные вложения по скромным подсчетам и в зависимости от региона составят полмиллиона евро, что может потянуть не каждый.

Если у вас нет такой суммы и подходящего инвестора на примете, рекомендуем присмотреться к самому простому варианту.

  1. Бумажная волокита. Вам необходимо зарегистрироваться в качестве предпринимателя (или открыть ООО), указать подходящую сферу деятельности (сфера услуг), получить лицензию на предоставление этого вида услуг, оформить разрешительную документацию (лицензии, сертификаты и т.п.).
  2. Подбор квалифицированного персонала. Самый простой вариант для начала – нанимать самолет с пилотом. Тогда из персонала вам нужен будет только инструктор, который будет совершать прыжки в тандеме с клиентом (рекомендуем именно такой вариант как самый безопасный).
  3. Закупка необходимого оборудования. Отнесем сюда парашюты, комбинезоны, шлемы и очки, перчатки.

Делать ставку только на прыжки не стоит. Рассмотрите смежные услуги:

  • Фото- и видеосъемка процесса прыжка
  • Обучение прыжкам и укладке парашютов
  • Продажа сувениров с символикой клуба и парашютной тематикой
  • Обучение управлению самолетами
  • и т.п.

Нюансы

С каждым клиентом непременно заключается договор на оказание услуги, где прописываются права и обязанности каждой из сторон. Договор типовой, можно скачать в интернете. Обязательно учтите пункт, где клиент берет ответственность за состояние своего здоровья на себя.

Напомним: прыжки с парашютом противопоказаны при заболеваниях сердца и сосудов, психических болезнях, неврологических нарушениях, диабете, травмах позвоночника, конечностей и головы.

Клиент, подписывая с вами договор (перед началом прыжка!) должен подтвердить, что ничего такого у него не имеется.

Что касается цены, то стоимость прыжка в тандеме с инструктором стоит около 7-8 тысяч рублей.

Актуальные цены и полный перечень услуг всегда можно промониторить у конкурентов из другого города. Например, territoriapoleta.ru или любой другой сайт.

Прыжок с парашютом с вышки

Есть еще один пограничный между специальной зоной и собственным самолетом вариант организации такого бизнеса. Мы говорим сейчас о специальных вышках для прыжка с парашютом. Их высота больше, чем у 9-этажного дома, и расположены они могут быть в черте города (что, несомненно, плюс).

Можно купить разборную вышку. Получить у местных властей разрешение на ее установку. И установить ее на площадке (хватит 60 метров в диаметре).

Из минусов – стоимость прыжка намного дешевле, чем если совершать прыжок с самолета. Это минус для вас как хозяина бизнеса. Но в месяц даже при стоимости прыжка 200 рублей можно легко заработать до 500 000 рублей. Минус зарплата паре инструкторов… Считайте сами, устраивает вас такая доходность или нет.

Похожие материалы по теме:

Источник: https://xn--d1aac6a1e.xn--p1ai/blog/biznec/1108.html

Раньше мы были птицами

Бизнес на парашютном спорте

Кто сказал, что люди не летают, как птицы? Еще как летают! И пусть крыло одно, зато выдержать может двоих. Однако все же, когда настает пора спуститься вниз, приходится решать вполне прозаические проблемы. Тандем-инструктор Олег Киселев рассказал, что нужно сделать на земле, чтобы хорошо леталось в небе.

Небеса обетованные

– Олег, зачем люди стремятся в небо?

– А зачем они ныряют с аквалангом, карабкаются в горы, спускаются в пещеры, прутся на Северный или Южный полюс, покоряют космос? Им просто скучно ходить по земле. Они хотят сделать то, что природа не предусмотрела. Если говорить конкретно о парашютном спорте, то здесь каждому свое.

Кто-то ищет романтику, кто-то самоутверждается, кто-то ищет пищу для творчества, а кто-то гонится за модой. Здоровый образ жизни, активный отдых и туризм, всякие экстремальные интересы сейчас усиленно пропагандируется первыми лицами страны. Вспомните Путина, который на истребителе летал.

Ну и, конечно, телевидение много рассказывает обо всяких челенджах.

– Говорят, со второго по пятый – переломные прыжки для начинающего парашютиста. Почему?

– Потому что эйфория проходит, адреналин уже не бурлит в крови и понимаешь, на что идешь. И даже становится страшно.

– Как пассажиры ведут себя на высоте?

– До прыжка, как правило, побаиваются. После – в диком восторге. А в воздухе по-разному. Кто-то хохочет, как ненормальный, кто-то сжимается в комочек. Кто-то матом ругается или верещит дурным голосом.

Главное – людям нравится прыгать, иначе бы они не приезжали на аэродром. Многие по нескольку раз. Друзей своих привозят, знакомых. Ведь таких ощущений, как здесь, больше нигде не получишь. Летишь, а под тобой словно живая карта… Птицы пролетают.

Опять же под тобой. Вы только представьте себе – выше птиц!

– Дух захватывает. Как ты стал тандем-инструктором?

– Прыгать я начал в армии. Мною двигали два основных желания – развиваться и заработать денег. К тому же в 2003 году такую услугу – тандем-прыжок с парашютом – никто не предоставлял. Лицензию можно было получить только в Москве.

Собрал денег, поехал на подмосковный аэродром Коломна, где в компании ParААvis прошел обучение и купил парашют. Так что в Ростовской области я стал первым тандем-инструктором. Поначалу люди относились настороженно.

В представлении подавляющего большинства парашют – это круглый белый купол из фильмов про войну. О существовании парашюта типа «крыло» знали единицы.

А тут еще предлагают вдвоем на одном парашюте прыгать, а вдруг порвется, а вдруг разобьемся? Да еще и деньги за это платить? Чтобы победить предрассудки, я перекатал всех друзей, друзей друзей, детей друзей. Зарабатывать стал только через два года.

Три года я был единственный владелец тандема. Сегодня в нашей области вместе со мной уже десять инструкторов.

– Каково теперь отношение людей к прыжкам?

– В принципе, на сам факт прыжка заинтересованные люди всегда реагировали хорошо. Просто раньше звонили или приезжали такие немного испуганные персонажи и робко спрашивали, нельзя ли прыгнуть.

Теперь ставят перед фактом, мол, хочу прыгнуть и вот, привел друзей. Часто дарят прыжок на день рождения, почти в традицию вошло.

Еще люди поняли, что тандем по сравнению с круглым куполом безопасен абсолютно – заработать здесь растяжение, вывих или перелом шансов нет.

– Сколько у тебя прыжков?

– Около тысячи восемьсот. Из них в тандеме – почти семьсот.

– Расскажи какой-нибудь интересный случай.

– Насчет случая не знаю, но вот недавно к нам приехал отец одного из спортсменов и прыгнул, а ему, между прочим, 70 лет.

Еще у меня есть знакомый священник, отец Сергий Красников, у него приход в церкви во имя Всех Святых в земле Российской воссиявших. В 2005 году он со мной прыгал. Отец Сергий – человек активный, много внимания уделяет молодежи. Привозил к нам своих прихожан.

А недавно приехал на аэродром с группой казаков. У них под Азовом сейчас полевой лагерь, где в сборах участвуют не только ростовчане, но и казаки из других городов. Причем живут там целыми семьями. Отец Сергий у них походный священник.

Он им не только о Боге говорит, но и о прыжках с парашютом (смеется). Рассказывает, как это здорово.

Земные реалии

– За последние десять лет наша страна очень изменилась. Коснулись ли эти изменения парашютного спорта?

– Десять лет назад парашютный спорт находился при смерти. На аэродроме – я буду говорить об азовском аэродроме, поскольку наблюдал ситуацию именно там – нельзя было увидеть больше десяти парашютистов одновременно. Безусловно, сейчас дела обстоят гораздо лучше.

В аэроклубе числится больше ста пятидесяти спортсменов, постоянно приезжают гости из других областей, например, Волгограда, Ставрополя. Сегодня была целая банда из Москвы, человек двадцать.

Каждую неделю появляются один-два новых человека, которые хотят заниматься парашютным спортом. Почему это происходит? Все возвращается на круги своя. Интерес к полетам, авиации был у людей всегда.

Просто во время перестройки и после нее он был задавлен экономическими, бытовыми проблемами. А сейчас люди поняли, что нужно что-то еще кроме машины, дачи и прочих земных благ.

– Может быть, десять лет назад люди были меньше информированы?

– Не уверен. Конечно, наши люди в некоторой степени научились пользоваться поисковыми системами вроде Yandex.ru, но парашютный спорт по сей день рекламируется по принципу сарафанного радио.

То есть, рекламу делают люди, которые у нас прыгали. К тому же на полноценную рекламную кампанию по всем правилам у аэроклуба просто нет денег.

Иногда я плачу из своего кармана, но это же не может продолжаться вечно.

– Повлиял ли кризис на работу аэроклуба?

– Нет. Мы переживали, что людей не будет, а их стало больше. Прыжки – это удовольствие, прекрасное лекарство от стрессов, депрессий и разных неприятностей. Гораздо лучше, чем конфеты.

Смотришь анкеты, которую перед прыжком заполняют – то безработный, то студент. Студентам наверняка родители денег дают, а безработные… Скорей всего, они и работают, просто не хотят афишировать.

А наше дело маленькое – кинуть да опустить (смеется).

– Чего не хватает аэроклубу?

– Прежде всего, хорошей авиационной техники. Безусловно, если бы кто-то предложил финансовую помощь, мы бы не отказались. А так, были бы самолеты, на остальное мы сами заработаем.

– Государство как-то помогает вам?

– Никак. Раньше парашютным спортом, как и многими другими, занимался ДОСААФ. В 1991 году он был переименован в РОСТО и, в принципе, должен был заниматься тем же самым – подготовкой специалистов для разных отраслей. Все имущество ДОССАФ перешло к РОСТО, будучи по пути разграблено, растащено, распродано или попросту уничтожено.

Кроме того, РОСТО и Минобороны последние годы находились в постоянном конфликте. Я слышал весной, что Медведеву это все надоело и он вмешался. В результате переизбрали руководство РОСТО, теперь в центральный совет входят в основном военные чиновники. Президент вроде говорил, мол, поднимем РОСТО, все украденное вернуть, недостающее закупить.

Но государственная машина – штука тяжелая, пока раскачается… Короче, пока все, как и прежде, на словах.

Что же касается администрации Азова, то там нас вообще не замечают. Точнее, замечают, но как большую помеху своим планам. Желают аэродром отдать под застройку коттеджами. Никто же о будущем думать не хочет, все хотят сиюминутные желания исполнить.

Ведь не исключено, что в аэроклубе растут новые летчики-герои, который когда-нибудь спасут страну от внешнего врага – неизвестно же, что случится в будущем! Привожу пример: в Шахтах есть крохотный аэроклуб, о существовании которого мало кто знает. Однако там вырос Герой Советского Союза Александр Горовец.

Во время войны он в одном бою сбил восемь вражеских самолетов! Никто так и не смог повторить этот подвиг.

У нас в стране такое отношение, мол, не выдала спортшкола за два-три года чемпиона, значит, она не перспективная. Как будто чемпионы как грибы после дождя появляются.

– Насколько аэроклуб рентабелен?

Вообще спорт – не самое рентабельное занятие. Вывести на рентабельность профессионала, представляющего даже популярный вид спорта – довольно сложная задача. Парашютный спорт не массовый и не олимпийский.

К тому же его нельзя рассматривать отдельно от других авиационных видов – планерного, парапланерного, дельтапланерного, летного и так далее. Если аэроклуб будет представлять такой широкий спектр услуг – разного рода прыжки и полеты, то он начнет приносить приличный доход.

Работать же можно будет не только на аэродроме, например, устраивать авиашоу в любой точке области. В советские времена наш клуб участвовал в около двадцати авиационно-спортивных праздниках в год.

Можно обучать людей, которые в спорт не рвутся, но хотят летать для удовольствия или для бизнеса. Может быть, если большое количество аэроклубов этим займется, государство, наконец, решит вопрос о малой авиации и организации воздушного движения.

Закон об изменении воздушного кодекса правительство рассматривает давно, да все никак не рассмотрит. Если говорить просто, разница между Россией и, например, США такова.

Наш пилот должен заранее подать заявку в органы управления воздушным движением и еще не факт, что разрешат. То есть, он как бы спрашивает: «Можно, я полечу?».

Американец просто предупреждает диспетчеров, мол, я Джон Смит, мой позывной такой-то, я вылетаю по такому-то маршруту. Удачи, отвечает диспетчер, только облетите этот район, там военные учения. И они, довольные друг другом, кладут трубку.

И все. Люди летают на работу, отправляют детей в школу. В каком-нибудь Техасе семья живет на ранчо, а ребенок учится за сто километров, вот они с папой каждый день и летают. А пилотское удостоверение можно получить так же, как права, лет в 16. Нам такая радость только снится пока.

– Ты окончил Институт физической культуры, спорта и туризма, защитил дипломную работу на тему «Менеджмент авиационно-спортивной организации». Что нового ты понял в процессе работы над темой?

– То, что я понял, никак нельзя будет применить, пока ситуация в аэроклубах останется прежней. У руля в РОСТО и на местах, и повыше стоят пожилые люди со времен ДОСААФ.

Может быть, они грамотные специалисты, но время сильно изменилось, а они – нет. Отчасти поэтому мало молодежи приходит в аэроклубы, потому что нет условий для роста и развития.

Иногда даже кажется, что эти руководители «с раньшего времени», как говорил Паниковский, специально ставят палки в колеса.

Но я уверен, что все наладится. Потому что иначе просто не может быть.

Интервью было опубликовано в журнале “Аэрофлот-Дон” в 2009 году.

Источник: http://skydive-rostov.ru/ranshe-my-byli-pticami.html

Жизнь под куполом: почему топ-менеджеры любят парашюты?

Бизнес на парашютном спорте

Домашние же относятся нормально, сын даже прыгал со мной тандемом. Кстати, я сделал около 300 прыжков в качестве тандем-мастера, пристегивая к себе разных людей, которые никогда не видели парашюта.

Прыгал с депутатами, кинорежиссерами, министрами, послами натовских государств. В последнем случае мне, кстати, звонили с просьбой быть особо осторожным. Отвечал: не волнуйтесь, ведь я не рисковый человек.

Безопасность у нас доведена до максимума. Люди погибают в основном по неосмотрительности, когда не выполняют установки. За адреналином мы не гоняемся.

Мы в команде проводили исследования: ставили себе датчики, и во время подготовок, набора высоты и прыжка ни пульс, ни давление не менялись, будто мы сидели на стуле.

Только в момент выполнения фигур дышишь, как на забеге на 500 м, очень высокая физическая нагрузка. Не очень понимаю тех, кто щекочет себе нервы.

Я дважды попадал в Книгу рекордов Гиннесса. В 2003 году на Памире мы с друзьями совершили самое высокое в мире приземление — повторили прыжок парашютистов-испытателей, которые прыгнули на склон в 1968 году. Четверо из них, к сожалению, погибли. Выбрасывали нас на высоте 8500 м.

Чтобы не повторить печальный опыт, до прыжка тренировались в барокамерах, использовали маневренные парашюты типа «Арбалет» и кислородные маски. Горы из самолета были похожи на кусок белого сыра с трещинками. И как будто подсвечены мощным прожектором. Красота нереальная. Я прыгал первым во второй тройке.

Удар при приземлении был очень сильный, я на некоторое время потерял сознание, и меня подтащило к обрыву. Про прыжок нашей группы сняли фильм «Ворота в рай» для BBC.

Второй рекорд был в Таиланде в 2006 году — мы выполняли сложную фигуру — платформу в свободном падении из 400 человек. Я пристыковывался к базе в первом ряду в русском секторе. Платформа людей никогда не бывает стабильной: из нее всегда кто-то выпадает, по ней идут волны.

Когда стоишь на семитысячной высоте и открывают рампу самолета, есть минута полюбоваться облаками. Картинка впечатляет, настраивает на одухотворенный лад, хотя двигаться нужно очень быстро.

Еще больше эмоций, когда в воздухе уже построили формацию-фигуру: будто пробивает электрическим током. Счастье и восторг переполняют. Ради этого стоит жить. Хотя больше, чем рекордами, я горжусь хорошими отношениями с детьми.

Они мои самые близкие друзья.

Андрей Шеметов, генеральный директор ИК «Атон»

Первый прыжок мне не понравился. Это было 13 лет назад. Было очень страшно, адреналин зашкаливал, а удовольствия никакого. Это и не прыжок даже, а десантирование — скинули, как кусок мяса. После этого я долго не прыгал.

Ровно через два года я прыгнул в тандеме с 3000 м, и вот тогда-то все началось. Ощущение свободного полета — его не описать, только попробовать можно. И парашют был другой, управляемый, им можно манипулировать.

После приземления захлестывает эйфория, такое счастье, что забываешь, как ехал на аэродром и в голове писал прощальное письмо маме. Еще мне понравилась атмосфера на дроп-зоне.

Острое ощущение опасности по-особому сближает людей.

Пройдя курс обучения, я стал прыгать, но скоро заскучал. И меня пригласили в команду по акробатике: четыре человека плюс оператор. На уровне 500 прыжков мы выполнили норму мастера спорта, потом — мастера спорта международного класса. В 2002-м меня пригласили принять участие в мировом рекорде — в Аризоне с 7200 м одновременно прыгали 300 человек. От России было 12 человек, и я в их числе.

Тогда парашютный спорт отнимал у меня очень много времени. Вставал в шесть утра, к восьми ехал в Коломну, там отрабатывали фигуры на тележках, прыгали, а к двенадцати я был на работе. После 1000 прыжков я решил попробовать фрифлай.

Это абсолютно другая дисциплина, более сложная, силовая, зрелищная — скорость полета моментально меняется от 180 до 350 км/ч и обратно. В отличие от плоскостной акробатики это 3D-движение. Участвуют три человека: два перфомера и оператор.

Я перепробовал много занятий — от дайвинга до кайта, но только парашют держал меня так долго и крепко. Это такое счастье — видишь облако, прыгаешь к нему и облетаешь по кромке. Мне кажется, парашюты сильно меня изменили. Когда понимаешь, что жизнь и смерть так близко, начинаешь больше ценить важное — семью, друзей.

До определенного возраста парашюты были для меня №1 — больше чем хобби. Но совмещать серьезный спорт с моей нынешней работой стало невозможно. В феврале прошлого года я дал себе зарок больше не прыгать. Пришло время. Думаю купить мотопараплан — может, это станет моим новым увлечением.

Александр Бублик, советник президента компании «Росэнергосбережение»

Мне небо знакомо с раннего детства, я в небе как дома. Мой отец — профессиональный парашютист, мастер спорта по парашютному многоборью. Для него и сегодня парашют — смысл жизни.

Я вырос на Дальнем Востоке и еще мальчишкой ездил с отцом на сборы. Мне было 14 лет, когда я впервые прыгнул с парашютом.

Это непередаваемое ощущение! Ездил к отцу на базу в Арсеньев, прошел досаафовскую систему, попробовал все виды парашютов — Д-1-5у, Т-4, УТ-15.

Но я не хотел становиться профессионалом, как отец. Я окончил Морское инженерное училище, устроился в компанию Glencore. Много ездил по миру, но спорт не бросал. В США я стал постоянным членом Американской ассоциации парашютистов. В 2003 году переехал в Москву, возглавил угольный департамент в Glencore и продолжил прыгать.

Этот спорт захватывает, стоит по-пробовать хоть раз, чтобы понять: получаешь колоссальное удовольствие, когда летишь в воздухе. Мне особенно нравится свободное падение, раньше нравилось и приземляться.

Я увлекался построениями и акробатикой, пробовал скоростные парашюты, свупы — горизонтальные приземления. В общем, умел делать все. У меня всего около 400 прыжков, не много, но сделать больше не позволяла работа. Наверное, поэтому я и разбился, потому что не занимался чем-то одним всерьез, отрабатывая по нескольку дней в неделю.

Вообще я осторожный человек, но тут совершил ошибку, а парашютный спорт их не прощает.

Было 18 июля 2009 года. Великолепные погодные условия, я один в небе, мне никто не мешал. И почти уже перед самой землей решил сделать свуп. А тут очень важны реакция и расчет.

Незадолго до приземления заваливаешь купол, резко разворачиваешь на 270 градусов, парашют уходит в пикирование, у него увеличивается скорость, она почти равна скорости свободного падения, выше 100 км/ч.

И перед самой землей надо вывести его из пикирования, рассчитать, сколько метров осталось. Если не получается, то разбиваешься. Втыкаешься в землю. Я не рассчитал.

Мне повезло: я сильно поломался, но выжил. Сломал оба голеностопа: одна нога вообще почти полностью оторвана была, на коже держалась. Таз сломал в четырех местах. Но в моей ситуации я не должен был жить вообще. Я тогда не знал, но в скорой в Кимрах (я прыгал в дроп-зоне «Борки») врачи сказали друзьям, что в 99% таких случаев люди умирают: «Травма, несовместимая с жизнью».

Месяц лежал в России, мне хотели ампутировать ноги, я запрещал, сопротивлялся, терпел адские боли. Потом почти год лечился в Швейцарии и полтора года — в Центре Илизарова в Кургане, перенес несколько операций, жил на обезболивающих.

В декабре я вернулся к работе — сейчас у нас с партнером много идей стартапов в области ЖКХ. Прыгать, может, через год начну, но, конечно, не на таких скоростных парашютах. Теперь я буду просто наслаждаться. А может, в рекорде поучаствую.

Испытания делают нас лучше. Я тоже изменился. Стал серьезнее. Да, я не смогу вернуться к прежней жизни, не буду делать кульбиты и сальто, но я могу жить полноценной жизнью. Смотрите, что люди на параолимпийских играх вытворяют! А я на своих ногах стою, значит, точно смогу!

Записали Наталия Калинина, Мария Гвоздева

Источник: http://www.forbes.ru/stil-zhizni/hobbi/80438-zhizn-pod-kupolom-pochemu-top-menedzhery-lyubyat-parashyuty

Бизнес этого парня был похож на прыжок с парашютом: высоко стартанул, но жестко приземлился

Бизнес на парашютном спорте
Евгений Глыздов, учредитель агентства Eting Mark, в прошлом — учредитель giftcard.by. Фото из личного архива

Закончив университет, Евгений Глыздов понял – зарплаты спортивного психолога в госучреждении на жизнь не хватит. Совместив увлечение парашютным спортом и бизнес, он решил зарабатывать на продаже «впечатлений» — подарочных сертификатов giftcard.by.

Дело быстро запустилось и быстро окупилось. Фирма разрослась до интернет-магазинаибольшой дистрибьюторской сети. Но через 5 лет компания закрылась. На учредителе остались долги, его привлекли к субсидиарной ответственности. Разобравшись с неурядицами, Евгений поделился с нами причинами провала. И выводами, которые сделал.

— После бюджетного отделения по специальности «спортивный психолог», впереди у меня маячило распределение.

Узнав зарплату на предстоящем месте работы в государственном учреждении, я понял: чтобы как-то жить, мне придется найти дополнительную подработку или открывать свое дело.

Я из семьи небогатой, должен помогать родителям, показать, что состоялся как мужчина. Да и просто иметь возможность сводить девушку в кафе, как-то одеться прилично…

«Все знакомые хотели прыгнуть с парашютом, но не знали как»

Еще будучи студентом, я занимался в секции ДОСААФ парашютным спортом, а до этого, чтобы преодолеть страх, прыгал с моста на веревке. Как тогда, так и сейчас, это казалось крутым хобби — и все знакомые тоже хотели прыгнуть. Мне часто звонили и спрашивали, как это сделать. Я консультировал, пару раз делал такие подарки друзьям, распечатывая на принтере сертификат.

В июне 2010 года я поехал к другу в Вильнюс. При встрече он рассказал: нашей общей знакомой подарили на день рождения сертификат – полет на воздушном шаре от местного подарочного сервиса. У меня был восторг от того, что можно подарить незабываемые эмоции и не напрягаться, ведь все уже сделано, остается только выбрать подарок.

Так начала складываться общая картинка: скопировать этот бизнес и повторить в Беларуси.

Фото с сайта aerograd.ru

Я начал детально изучать опыт соседних стран и узнал, что в крупных сетях «Maxima», «Rimi» в Литве, Польше и Латвии gift card (подарочные карты) продаются в кассовой зоне гипермаркетов.

Тогда я продолжил поиски и нашел исследование компании Viza, которая делает оценку мирового рынка продаж подарочных карт. Цифры впечатляли, и это исследование еще больше убедило меня в правильности выбора.

Когда я изучил рынок Беларуси, то понял, что таких компаний у нас еще нет.

Я сделал предварительный расчет и понял, что порог входа низкий, накопленных $ 3 720 мне хватит, а для старта нужно не так много:

  • Юридическое лицо
  • Название и фирменный стиль
  • Договоры с компаниями-подрядчиками
  • Первая партия продукции в типографии
  • Торговая точка в популярном торговом центре

Не долго думая, я назвал компанию giftcard.by.

«Работали из квартиры бабушки, окупились за праздники»

У меня получилось уговорить лучшего друга присоединиться к моему стартапу, и мы начали обзванивать потенциальных партнеров: картинг-центры, авиаклубы, салоны красоты. Работали из квартиры его бабушки, пока она на даче. Многие партнеры крутили у виска и говорили, что наша затея — бред, но у нас получилось уговорить пару десятков компаний.

Следующий шаг — заполучить хоть какое-нибудь место для продаж. Я обзвонил по объявлениям свободные площади, но ничего подходящего не было. На тот момент самым крутым торговым центром была «Корона» на Кальварийской.

Свободных площадей там тоже не было. Но обратного пути тоже не было, деньги вложены, работа сделана, нужно доводить дело до конца.

Всеми правдами и неправдами мне удалось пробиться в офисную часть здания к директору, отвечающему за аренду «Короны», но он отказывал.

Я решил взять настойчивостью: продолжал убеждать его. Он посмотрел на план второго этажа и в шутку сказал: «Только если возле туалета, 2 м2». Рассчитывал, видимо, что я откажусь. А я согласился!

Мы быстро нашли столяра, заказали материалы — и вот наш небольшой магазинчик готов, мы стали продавцами.

День открытия помню как сейчас: преддверие праздников, мы очень волнуемся, нас охватывает сильнейший мандраж. Один из нас стоит за кассой, второй приглашает покупателей к прилавку.

И на практике оказалось, что все проходят через нашу точку — от работников ТЦ до клиентов. В тот день мы продали 15 подарков.

Впереди были праздники – и за эти пару месяцев мы отбили все, что вложили, даже в несколько раз.

Это успех! Как нам тогда казалось…

Что убедило нас масштабироваться

Мы решили всю прибыль вкладывать в развитие. Издержки маленькие: мы сами работали продавцами, по очереди вели дела из дома. Контрагентов становилось больше, нас уже просили продавать сертификаты, ассортимент рос, мы начали делать еще и упаковку подарка, придумали программы лояльности для постоянных клиентов, вышли в корпоративный сектор.

Фото из личного архива Евгения Глыздова

Работать много ночами и из дома становилось невозможным. Тогда мы арендовали офис, наняли сотрудников, открыли вторую торговую точку в ТЦ «Зеркало» и запустили интернет-магазин, а заодно и новый ассортимент.

Начали появляться конкуренты, в том числе из соседних стран. Тогда же мой друг познакомил меня с руководителем крупной компании из этой же сферы, которая работала в пяти странах. Владелец рассказал, что собирается выходить на белорусский рынок. Этот разговор убедил меня, что бизнес может быть очень прибыльным, если его масштабировать.

Опираться на диалог, не подтвержденный цифрами, было ошибкой.

Но тогда мы этого не понимали.

Пришли в ритейл — и там все «стало колом»

Мы решили продавать сертификаты на кассовой зоне гипермаркетов, но пробиться туда, как это сделано во всем мире, у нас не получалось: в гипермаркетах не было технической возможности учитывать такой товар. Когда я изучил российский опыт, то увидел, что подарочные сертификаты начинают активно продаваться в мобильном ритейле. Мы решили сделать так же.

С огромным трудом получилось уговорить «Евросеть», «Связной». Также мы подключили магазины «БелКнига», «На связи», «ЦУМ» и множество небольших частных магазинов подарков. Дополнительно я выбил возможность поставить в каждый магазин рекламные стойки и отдельные полки, за которые не нужно было платить аренду.

Фото из личного архива Евгений Глыздова

Это было тяжелое время. Договориться — это одно, а выполнить обязательство — другое. Чтобы добиться входа в мобильный ритейл, мы всей командой полгода работали днем и ночью, печатали большой тираж, чтобы сделать отгрузку в каждый магазин и на склад. Экономили на всем: самостоятельно делали сборку продукции, вакуумную упаковку, перевозку, отгрузки…

Постоянно появлялись форс-мажоры. Так, перед самым запуском нас почти «кинули на деньги»: мы заказали промо-оборудование, сделали предоплату больше $ 8 000, чтобы заказ был выполнен в срок.

Но подрядчик перестал отвечать на звонки и письма. Как выяснилось, он оказался заядлым игроком в казино, просто снял деньги со счета и проиграл их. Договор у нас был, но это не спасало — это суд, время, а у нас запуск на носу.

Несмотря на все сложности, этот вопрос удалось решить.

У нас получилось запуститься с минимальным опозданием: мы пробились в 5 городов Беларуси и продавались уже в 61 магазине.

Конкуренты были в шоке – они начали копировать нас, пытались договориться с другими сетями или выбить нас из существующих.

Что было потом. Мы ждали продаж, но результат ввел в шок: мы продали со всех точек дистрибьюторов в десятки раз меньше, чем с двух своих. Все стало колом!

Дистрибьюторская сеть не генерировала трафик: в основном клиенты приходили туда из нашего интернет-магазина. В оффлайн-точки приходилось буквально отправлять покупателей. Разочаровавшись, из команды ушли несколько человек. И ко всему этому впервые в роли предпринимателя я столкнулся с девальвацией.

В среднем до девальвации мы зарабатывали $ 5−7 с одной продажи, а теперь — $ 2−3. Все то, что мы сделали, в один момент обесценилось. Это просто убивало нас.

Все деньги заморожены, продаж от дистрибьюторов нет, рынок штормит, спрос начинает падать…

Почему с дистрибьюторской сетью не получилось?

Тогда я анализировал, что же было не так, и сделал такие выводы:

1. Мы делегировали ключевой процесс — продажи. Отсутствие возможности в полной мере влиять на процесс — например, обучать продавцов.

2. Высокая текучка кадров в ритейле. Продавцы-консультанты не успевали проходить обучение, не могли объяснить, что за подарки у них представлены.

3. Продавать через дистрибьюторов дорого. Например, комиссия мобильного ритейла от 16% до 30%.

4. Деньги заморожены. Оплаты осуществляются спустя месяц плюс 7-14 дней после сверки отчетов о продажах.

5. Объемы, которые генерирует канал, несоизмеримы с трудозатратами на его ведение.

«Распылились на российский рынок — и потеряли белорусский»

Оценив и взвесив все, что у нас было, мы решили не увеличивать издержки: не печатать продукцию, не заниматься логистикой и всем, что с этим связано. А выходить на рынки стран с более стабильной экономикой и работать в городах-миллионниках, т.е.

на рынки России, Украины, Казахстана и только в онлайне — продавать электронные подарочные сертификаты, которые можно получить в виде смс, e-mail или распечатать в магазине. Для старта мы выбрали Москву, Питер, Киев.

Но чтобы это сделать, нужны были деньги, которых не было.

Я начал искать. Мы изучали варианты кредитов, посещали стартап-тусовки, общались с бизнес-ангелами в «БАВИН», встречались с людьми, готовыми одолжить под проценты. В итоге к нам присоединились два инвестора.

Деньги мы вносили поровну и договорились, что в новой компании будем соучредителями. Делить обязанности между собой.

Увы, мы проговорили их устно — в итоге «инвесторы» почти со старта перестали выполнять свои обязательства.

Я зарегистрировал компанию в России, договорился с сетями «Евросеть» и «Свой».

Для российского рынка мы написали дорогой софт за $ 18 700 для автоматизации всех процессов, печати сертификатов и еще многих составляющих этого бизнеса.

На разработку подрядчик закладывал полгода, но все затянулось: мы погрязли во всевозможных доделках, исправлении ошибок. Инвесторы, взявшие на себя часть обязательств, их не выполняли.

Фото с сайта kapitoliy.ru

И вот когда мы уже готовы были запускаться, снова прокатилась девальвация, уже и по России. Мы пересчитали и поняли, что уже не все так радужно: бизнес-план несостоятельный. Из-за того, что я меньше времени уделял Беларуси, мы начали терять позиции на своем рынке, конкурентов стало больше, и они стали сильнее. Разочаровавшись, из компании ушел директор, который был моим лучшим другом.

Количество появившихся проблем заставило меня трезво посмотреть на вещи. Несмотря на самоотдачу, я понял, что один не сделаю проект. Я был без сил и крайне опустошен.

Анализируя статистику 4 лет, девальвации, сезонность, цену привлечения клиента, издержки, риски и возможности, я пришел к выводу, что этот проект не имеет потенциала и забирает все силы.

Потом пошла очередная волна кризиса, девальвация — и это убило оптимизм окончательно.

В июле 2015 года я принял решение закрыть компанию. В ходе ликвидации возникли проблемы: партнеры решили, что оплаты не будет и отказались оказывать услуги тем, кто уже купил сертификат. Мы потеряли свою комиссию, к нам начали поступать заявления о возврате денег и претензии. Накопилась кредиторская задолженность, компанию признали банкротом, а меня привлекли к субсидиарный ответственности.

Только в этом месяце я закрыл долг перед всеми кредиторами.

5 главных уроков, которые я вынес

1. Не копировать идеи:

  • Учитывать особенности местной экономики. Бизнес, который успешен в других странах, может не сработать у нас
  • Не стоит рассматривать отсутствие зарубежных товаров, продуктов, услуг в Беларуси как свободную нишу и возможность начать свой бизнес. Возможно, то, что вы видите, создано и живет на деньги собственника, который верит, что это когда-то окупится
  • Маркетинговая активность конкурентов не означает, что их бизнес окупается

2. Быстрый старт не гарантирует стабильную работу компании. Учитывайте сезонность, смотрите динамику. Заработать с нуля хоть что-то – всегда весомее, чем перейти с одного уровня дохода на другой.

3. Не распыляться. Попытавшись выйти на Россию, мы потеряли позиции в Беларуси.

4. Нужно считать KPI, анализировать, принимать решения, опираясь на цифры. В начале нас интересовало только количество продаж в день, выручка, оборот. Считать только их было ошибкой.

5. Не врать себе. Внутренне я понимал, что бизнес неэффективный, но оптимизм, «розовые очки» и приверженность хобби мешали это признать.

Нельзя сказать, что какой-то конкретный шаг был решающим в этом провале. Бизнес не был убыточным, но эффективность его была крайне низкая. Теперь я считаю, что эта идея хороша для первого бизнеса из-за крайне низкого порога входа, но в нем невозможно прогнозировать прибыль: вы живете от праздника к празднику.

Чтобы хорошо заработать на подарочных сертификатах, необходимы большие объемы продаж. Мое мнение: в Беларуси таких объемов нет.

Сейчас я сконцентрировался на другом своем бизнесе, который запустил пару лет назад — агентстве перфоманс-маркетинга. Я уверен, что в нем уже не допущу прошлых ошибок.

Источник: https://probusiness.io/experience/2516-biznes-etogo-parnya-byl-pokhozh-na-pryzhok-s-parashyutom-vysoko-startanul-no-zhestko-prizemlilsya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.