+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

История успеха сети коворкингов WeWork

Содержание

Как WeWork вершит офисную революцию

История успеха сети коворкингов WeWork

Адам Ньюман и Мигель МакКельви создали WeWork и открыли свой первый воркспейс в 2010 году в Нью-Йорке — тогда они сдавали офисы небольшим стартапам. Сегодня компания стоит $20 млрд, что сопоставимо с Uber, Airbnb, Palantir Technologies и SpaceX.

К концу 2018 года WeWork увеличит количество рабочих мест до 400. У компании 253 коворкинга в 22 странах, их арендуют глобальные корпорации вроде Microsoft и IBM. Только в Лондоне уже работают 23 локации и откроются ещё десять.

После правительства Великобритании WeWork — главный арендатор недвижимости в Лондоне, общая площадь коворкингов там — 240 000 кв. м.

Рабочим пространством дело давно не ограничивается. WeWork хочет занять ещё более важную роль в жизни миллениалов. Журнал Wired посвятил истории компании большой материал. Мы  публикуем его сокращённый перевод.

WeWork Больше, чем коворкинг

Бизнес-модель WeWork очень проста. Компания арендует большие помещения, ремонтирует их в своём узнаваемом стиле: с хипстерским декором, строит бар с просекко, которое наливают из пивного крана, разбивает на зоны и пересдаёт.

Коворкинг WeWork в Лондон-сити занимает восемь этажей, в нём могут расположиться 3377 посетителей. На каждом этаже есть конференц-залы, телефоны и общие кухни. Автомат с едой от Le Pain Quotidien продаёт багеты, кофе и свежевыжатые соки.

Первый этаж освещён лампами с тёплым светом, заставлен столами и мягкими кожаными диванами. Во всю стену — девиз «Сделай это!» в розовых тонах. Мотивирующие лозунги здесь везде.

Даже кружки для кофе скажут вам: «Делай то, что любишь», а дверь в туалете посоветует: «Никогда не останавливайся».

Этажом выше — зона отдыха с бассейном, столами для пинг-понга и настольного футбола. Афиша на стене оповещает о ближайших мероприятиях — брекфаст-клуб «Слава богу, сегодня понедельник» и занятия по пилатесу. Сегодня резидентам коворкинга (так называют своих арендаторов в WeWork) предлагается попробовать парикмахерский сервис, который принимает оплату в биткоинах.

Чтобы стать резидентом коворкинга WeWork, нужно купить абонемент. Можно выбрать из нескольких тарифов. Самый дешёвый даёт право на место за большим общим столом (hot-desk) и доступ в общие пространства.

Чуть дороже стоит возможность работать за отдельным столом. Самый дорогой вариант — частный офис: можно снять кабинет на одного человека, а можно — на несколько сотен.

В этом коворкинге весь седьмой этаж занимает финансовая корпорация CityGroup.

В Лондон-сити hot-desk стоит 390 фунтов в месяц ($500), отдельный стол — 460 фунтов ($590), а частные офисы — от 770 до 41 000 фунтов ($990 до $53 000). Несмотря на цены, WeWork переполнены — старая модель офисного пространства умерла.

В WeWork считают, что миссия компании — создать приятное пространство для работы. Оба сооснователя WeWork сами интервьюируют каждого нового сотрудника, чтобы убедиться, что тот понимает идеологию проекта.

Спросите Адама Ньюмана, что делает WeWork особенным, и он скажет, что речь идёт не просто об офисном помещении.

Он считает, что миллениалы ценят опыт, а не материальные блага, жаждут чувства общности и удовлетворения и хотят быть частью чего-то большего, чем они сами. Поэтому им так важно работать в комфортном помещении.

Мы специально создаём точки соприкосновения, — говорит Джастин Капуко, креативный директор компании. — Например, коридор может быть очень узким, чтобы люди проходили почти вплотную друг к другу. Звучит смешно, но нам кажется это важным для коммуникации.

Дизайн и организация пространства каждого коворкинга зависят от культурных особенностей региона. В Бразилии любят яркие интерьеры, а в Индии не используют фанеру. В нью-йоркских коворкингах нужно много света и натуральных материалов, а в Англии нормой считаются низкие потолки.

Но больше всего отличается то, как люди едят. В Аргентине, Израиле и Нидерландах коворкеры готовят сами, поэтому там всегда должны быть кладовые для продуктов.

Очередь к холодильнику стала бы «плохим пользовательским опытом». В Нью-Йорке чаще едят группами и пользуются приложениями для доставки еды, поэтому под кухни отводится меньше места.

В США больше пьют фильтрованный кофе, а в Лондоне — эспрессо и чай.

Все эти выводы делаются из исследований, которые проводит WeWork с помощью датчиков присутствия и опросов.

Мы много говорим о создании сообщества, но только исследования позволяют нам понять, возникает ли оно на самом деле, не остаётся ли абстрактным красивым термином, — говорит лидер исследовательской группы WeWork Джош Эмиг.

Компания не только видит, как люди осваивают рабочее пространство, но и пытается понять, какие социальные связи создаёт.

Политика открытых дверей WeWork

И Ньюман, и МакКелви росли без отцов. Ньюман родился в Израиле, а после развода родителей переехал в Индианаполис вместе с матерью и сестрой. МакКелви вырос в штате Орегон. Он жил в коммуне, состоявшей из пяти матерей-одиночек и шести детей. Однажды мать забыла его спящим в траве на музыкальном фестивале.

Тогда это казалось мне абсолютно нормальным, — говорит МакКелви. — Но сейчас у меня семилетний сын, и я не могу представить, как можно оставить его где-то посреди леса и уйти спать в машину.

Сооснователи познакомились через общих друзей дома у Ньюмана. МакКелви ошеломила атмосфера этой квартиры:

Дверь была открыта, люди сидели, болтали и играли на гитаре. Мне кажется, что такая политика открытых дверей — характерная черта израильтян, тогда я не знал никого из Израиля и был удивлён.

Приятели начали бизнес с общего стартапа GreenDesk — они разбили на офисы здание, которое принадлежало владельцу квартиры Ньюмана, и сдавали эти комнатки малым предпринимателям.

Бизнес успешно пережил даже кризис 2008 года, но Ньюман и МакКелви скоро продали свою долю владельцу недвижимости — он хотел расширяться в Бруклине, но у сооснователей были более амбициозные планы. В феврале 2010 года на вырученные деньги был запущен WeWork.

Одним из первых в новый проект инвестировал медиамагнат Мортимер Закерман, основатель Daily News и владелец большого количества недвижимости в Нью-Йорке, Вашингтоне и Сан-Франциско.

Компания росла, росли и её клиенты. Сначала WeWork был нацелен на малый бизнес, но сейчас 24% рабочего пространства арендованы крупными корпорациями.

В 2016-м Microsoft снял 300 рабочих мест, а в прошлом году IBM арендовал для своих сотрудников целый коворкинг.

По словам Ньюмана, первое время корпорации приходили за краткосрочной арендой офисных столов, а теперь приходят за особой корпоративной культурой.

Ньюман не видит большой разницы между клиентами — частными предпринимателями и корпорациями:

Я не рассматриваю предприятие как компанию с сотней тысяч наёмных рабочих. Я вижу 100 000 личностей, которые решили работать вместе.

Он представляет себе будущее, в котором работники не привязаны к одной локации.

Они могут провести пару месяцев в Тель-Авиве, Лондоне, Нью-Йорке или Шанхае, и там их будет ждать комфортное рабочее место. Сегодня они могут работать на одну компанию, завтра на другую, но всегда будут оставаться частью We-сообщества.

В WeWork инвестировали Benchmark Capital, Fidelity Investments, JP Morgan, Goldman Sachs, Harvard Management Company, Wellington Management. Японская группа SoftBank вложила $3 млрд в WeWork и ещё $1,4 млрд — в создание трёх новых подразделений: WeWork China, WeWork Japan и WeWork Pacific. Оценка WeWork после этой сделки — $20 млрд.

В 2017 году компания сообщила, что её выручка составляет $886 млн, а чистый убыток — $883 млн. Это не удивило рынок, WeWork очень быстро растёт. В прошлом году фирма приобрела за $850 млн знаменитое здание универмага Lord & Taylor в Нью-Йорке на Пятой авеню, чтобы превратить его в штаб-квартиру, и построила дом в центре Лондона за $750 млн.

Коворкинг и косёрфинг

Некоторые критики считают, что WeWork — обычная компания, которая занимается сдачей недвижимости в субаренду, а слава волшебного единорога прилепилась к ней случайно. WeWork не владеет большинством зданий, в которых сдаёт помещения.

Компания просто арендует их на долгий срок и пересдаёт желающим на более короткие периоды. Эта модель может быть рискованной: предтеча WeWork, компания Regus (сейчас входит в группу IWG) расцвела во время бума доткомов, сдавая офисы первым интернетчикам.

А в 2003 году, когда экономический пузырь лопнул, подала заявление о банкротстве.

На самом деле членство в сообществе даёт клиентам доступ не только к рабочему пространству. WeWork экспериментирует с идеей WeGeneration, которая заключается в том, что миллениалам важно быть частью гостеприимного и комфортного сообщества. WeWork не зря сравнивают с технологическими компаниями.

Как Apple, Google и Amazon стремятся захватить пользователя и уже не выпускать его из своей инфраструктуры, так и WeWork пытается полностью подчинить себе жизнь миллениала, но в офлайне.

Компания хочет, чтобы молодые и креативные люди жили, работали, занимались спортом и другим досугом в её помещениях.

В 2016 году WeWork открыл коливинг WeLive из нескольких совместных квартир, тренажёрный зал и спа-комплекс RISE by We. А совсем недавно анонсировал запуск некоммерческой школы WeGrow для детей под руководством жены Ньюмана Ребекки Пэлтроу Ньюман.

Там обещают руководствоваться «осознанным предпринимательским подходом к образованию». WeWork активно скупает другие компании, в том числе сети коворкингов. Например, в 2017 году он купил сингапурскую Spacemob и китайскую Naked Hub.

Среди других покупок — академия программирования Flatiron School и онлайн-сообщество Meetup.

В 2017 году WeWork сделал самую необычную инвестицию — купил долю в проекте Wavegarden испанской компании, которая делает бассейны для сёрфинга.

Бассейны — это искусственные лагуны, способные создавать около 1000 волн в час и вмещать сто сёрферов. Бассейн для сёрфинга идеально сочетается с миссией WeWork — трансформировать рабочее пространство и выстраивать комьюнити.

Ньюман представляет такую лагуну в кампусе какой-нибудь технической корпорации — например, HP, Google или Microsoft.

Нас просят спроектировать крупнейшие кампусы в мире, — говорит он. — И им нужно что-то, что объединяет людей. Что может быть лучше социализации во время сёрфинга в бассейне?

Источник: http://www.nonworkplace.com/blog/coworkings/kak-wework-vershit-ofisnuyu-revolyutsiyu.html

Сеть коворкингов WeWork вершит офисную революцию

История успеха сети коворкингов WeWork

Адам Ньюман и Мигель МакКельви создали WeWork и открыли свой первый воркспейс в 2010 году в Нью-Йорке — тогда они сдавали офисы небольшим стартапам. Сегодня компания стоит $20 млрд, что сопоставимо с Uber, Airbnb, Palantir Technologies и SpaceX.

К концу 2018 года WeWork увеличит количество рабочих мест до 400. У компании 253 коворкинга в 22 странах, их арендуют глобальные корпорации вроде Microsoft и IBM. Только в Лондоне уже работают 23 локации и откроются ещё десять.

 После правительства Великобритании WeWork — главный арендатор недвижимости в Лондоне, общая площадь коворкингов там — 240 000 кв. м.

Рабочим пространством дело давно не ограничивается. WeWork хочет занять ещё более важную роль в жизни миллениалов. Журнал Wired посвятил истории компании большой материал. Мы  публикуем его сокращённый перевод.

WeWork: больше, чем пространство для работы | Новые бизнес идеи, новые идеи бизнеса, идеи бизнеса, идеи для бизнеса, бизнес-идеи, идеи малого бизнеса

История успеха сети коворкингов WeWork

«Привычная для всех модель работы в офисе – умерла». Эти слова принадлежат одному из основателей сервиса Yopine Гэри Менделу, который также является клиентом WeWork.

Когда в 2010 году Адам Нейман основал сеть коворкингов WeWork, в этот проект не верил ровным счетом никто. Его бизнес-модель отнюдь не выглядела чем-то инновационным и впечатляющим.

По сути, он предложил снимать в аренду недорогие офисные помещения, приводить их в порядок по собственному «образу и подобию», разбивать на небольшие зоны, и пересдавать их по частям стартаперам.

Когда Мортимеру Закерману, одному из крупнейших владельцев недвижимости в США и Канаде, а также основателю популярного медиаиздания Daily News поступило предложение инвестировать в проект Адама, он даже не отнесся к этой затее серьезно. К счастью, у Неймана хватило навыков убеждения и в итоге WeWork заработал.

Концепция сети

Но в чем же состояли главные аргументы Адама? Точно не в изъезженной бизнес-модели! Все очень просто. Нейману удалось вовремя прочувствовать то, что называют «духом времени». Он каким-то образом сумел понять, что современным стартаперам нужно не просто рабочее пространство.

Им нужны такие же соседи, чья энергия и идеи бьют через край. Тесный и постоянный контакт друг с другом, обмен мнениями, помощь в оценке своего проекта со стороны – все эти возможности попросту недоступны в обычном офисе.

Стартаперы этого еще не поняли, но главное, что до этого додумался Нейман.

Важную роль также играет и атмосфера, царящая в коворкингах WeWork. Регулярные публичные выступления известных предпринимателей, проведение так называемых «демо-дней» с партнерами рабочего пространства, да и просто еженедельные вечеринки – все это способствует общению и обмену полезными знаниями.

Помимо атмосферы и креативных соседей WeWork предлагает своим клиентам и ряд других, более очевидных преимуществ. Это и круглосуточная охрана офиса, и постоянное наличие горячих напитков в неограниченном количестве, и стабильный доступ к Интернету.

Естественно, сейчас все эти мелочи считаются сами собой разумеющимися для любого уважающего себя коворкинга. Однако не следует преуменьшать важность того факта, что клиенту не придется решать никаких лишних вопросов, связанных со своим рабочим пространством.

Он просто приходит сюда и делает свое дело, не отвлекаясь на посторонние нюансы.

Еще один плюс WeWork – удобное расположение. Все коворкинги сети (а на конец 2015 их было около 40) находятся в местах с развитой инфраструктурой.

Более того, уже сейчас Адам Нейман сотрудничает с местными властями нескольких мегаполисов, таких как Чикаго или Бостон, с целью улучшения условий для привлечения стартапов в эти города.

Соответственно, для этого инфраструктура будет целенаправленно улучшаться.

Даже несмотря на достаточно высокие, по мнению многих, расценки, заполняемость коворкингов сети остается колоссальной.

В отдельных случаях клиентам приходится ожидать по несколько месяцев для освобождения необходимого рабочего пространства! Это при том, что цены в WeWork никак нельзя назвать низкими: стоимость месяца работы за своим столом превышает $300, а в отдельном офисе она еще в два раза выше. Тем не менее, уже в 2014 году общее количество клиентов компании доходило до 15 тыс., а в 2015 увеличилось более чем в 3 раза.

Наш рассказ о WeWork был бы не полным, если бы мы хотя бы вкратце не ознакомились с биографией самого Адама Неймана, а также его постоянного делового партнера – Мигеля МакКелви. Предлагаем восполнить этот пробел!

Интересные факты из жизни Неймана и МакКелви

Несмотря на то, что Адам родился и жил в Индианаполисе, еще будучи маленьким он вместе с родными выехал в Израиль. Там он вырос и целых 5 лет прослужил в местных вооруженных силах.

Его сестра сумела стать успешной моделью, и когда она собралась возвращаться в Америку, Адам также принял решение следовать за ней.

Там он работал ее финансовым агентом, параллельно обучаясь на различных курсах (преимущественно бизнес-направленности).

Именно в Штатах он познакомился с МакКелви. По образованию Мигель был архитектором, и Адам заказал у него проект для собственного офиса. Во время экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, дела у Неймана шли неважно, расходы были слишком большими, и он решил с целью экономии начать сдавать часть офиса в аренду. Это и стало первым сигналом для запуска собственного проекта.

Друзья довольно быстро нашли подходящее помещение, которое можно было бы снять в аренду целиком и, разделив на отдельные зоны, сдавать по частям за фиксированную плату.

Оставалось лишь убедить в перспективности этой затеи арендодателя, а он-то как раз был настроен скептически.

Как ни странно, но представленный друзьями бизнес-план стал для него весомым аргументом, и он предоставил Нейману и Маккелви целое здание под их проект (который, кстати, получил название Green Desk и стал предшественником WeWork).

В это время основной деятельностью, приносящей Адаму прибыль, была торговля товарами для детей. Он продолжил заниматься ею в тот период, пока МакКелви оформлял арендуемое помещение. Все это происходило в конце 2008, в самом начале финансового кризиса.

Скептицизм владельца арендодателя возрос до небывалых размеров, он небезосновательно считал, что в такое время никто не будет снимать помещения под офисы.

Однако друзья собирались сдавать в аренду не совсем офисы! В общем, у них все получилось даже лучше, чем они того ожидали.

У них в буквальном смысле не было отбоя от клиентов. Молодые предприниматели готовы были платить сравнительно доступные суммы за небольшие помещения, нежели брать в аренду огромные офисы.

В итоге, спустя пару лет Адам и Мигель продали Green Desk своему же арендодателю почти за $3,5 млн. Стоит отметить, что у него в будущем на этом поприще также все сложилось неплохо, и сейчас он владеет несколькими рабочими пространствами в Нью-Йорке.

Сами же друзья основали WeWork, но об этом уже было рассказано выше.

Считаете данный материал интересным? Тогда обязатеьно поделитесь им со своими друзьями!

Источник: https://nbiplus.com/idea/wework-bolshe-chem-prostranstvo-dlya-raboty

Мы работаем: как сеть коворкингов WeWork изменила рынок аренды офисов в 13 странах мира

История успеха сети коворкингов WeWork
Партнер спецпроекта Juwoto — сервис, который позволяет свободному человеку найти свое пространство для работы.

Коворкинги будто естественным образом встроились в картину мира современного профессионала — представителя поколения миллениалов, у которого нет потребности в большом офисном пространстве (как и кредита на его долгосрочную аренду), но есть стремление к самовыражению и общности.

Аудитория новых офисов не ограничивается предпринимателями-одиночками и группами бизнес-энтузиастов: компании со стажем с интересом повернули головы в сторону компактных офисных пространств.

Среди корпоративных клиентов сети WeWork — гиганты PepsiCo, American Express, Silicon Valley Bank, Cognizant, Merck и консалтинговая компания KPMG, которая держит за собой 75 рабочих столов в отделении WeWork на Манхэттене. Крупный бизнес небезосновательно считает, что коворкинги — это хабы перемен, и лучше быть в эпицентре, чем читать о трендах в СМИ. Помимо прочего, коворкинги — это источник новых клиентов.

Вступить в ряды WeWork можно на разных условиях — от формата Hot Desk для арендаторов любого свободного стола до оборудованного компактного офиса вместимостью до 100 человек.

Оказавшись в сети, новобранец получает доступ ко всем бонусам, которых у WeWork целая коллекция: групповые страховые программы, HR-услуги, бухгалтерия, платежные сервисы, веб-хостинг и пиво (последнее — бесплатно и в любое время дня).

Каждую неделю на площадках WeWork представители разных индустрий общаются с начинающими предпринимателями, периодически устраивают лайф-коучинг сессии, встречи tech-talks и демо-дни, так что WeWork — это еще и площадка, где можно показать прототип или готовое решение инвесторам, рекламщикам, партнерам.

Идеи можно обсуждать и в неформальной обстановке книжного клуба, соревнований по пинг-понгу, классов сальсы, йоги и медитации, охоты за пасхальными яйцами, дегустации вин, киновечеров и других мероприятий вроде викторин.

В каждой локации WeWork есть свой комьюнити-менеджер, который отвечает за богатство факультативной программы.

Мобильное приложение WeWork объединяет 50-тысячную семью коворкеров по всему миру. Это и соцсеть, и инструмент продвижения услуг, и поисковик возможностей для развития бизнеса, и афиша всех событий. Компания ежегодно проводит летний лагерь для предпринимателей в горах Адирондак на северо-востоке штата Нью-Йорк.

Одним словом, создатели делают многое для того, чтобы «физическая социальная сеть», как называет WeWork сам Адам Ньюманн, выполняла свою функцию: объединяла поколение личностей в сообщество нового формата. Адам, детство которого прошло в израильском кибуце, знает о комфортном совместном существовании не понаслышке.

1,5 миллиарда долларов к 37 годам

Адаму Ньюманну 37, в 2015-м он занял 16-ю строчку в списке богатейших предпринимателей США в возрасте до 40 лет. Его личное состояние оценивается в 1,5 миллиарда долларов, которые он заработал на собственном бизнесе WeWork, то есть за последние шесть лет.

Адам Ньюманн

В 2001-м Адам переехал в Нью-Йорк из Израиля вслед за сестрой-моделью и несколько лет работал ее финансовым агентом, параллельно пытаясь открыть собственную линию детской одежды.

Предпринимательское прозрение посетило его в начале 2008 года, когда из соображений экономии он начал сдавать рабочее место в своем офисе. Чуть позже он снимет этаж в офисном здании, а его приятель, архитектор Мигель Маккелви, разработает планировку и дизайн пространства, которое поделят на 15 офисов.

Так возникла их первая коворкинг-компания Green Desk, которая развивалась на фоне финансового кризиса в США. Люди лишались работы, уходили на фриланс и нуждались не только в крове, но и в причастности к профессиональному сообществу. Именно этот набор услуг предлагали компаньоны Ньюманн и Маккелви.

Через год они продали свою долю владельцу офисного здания, в котором расположился Green Desk, и занялись подготовкой к открытию собственного бренда. Первое пространство WeWork открылось в районе Сохо в Нью-Йорке в 2010-м. Последователь каббалы, Ньюманн вкладывает в свой бизнес намерение изменить мир к лучшему.

Он верит, что успех, деньги и счастье — неизменные спутники любви к собственному делу. Полтора миллиарда долларов служат тому доказательством.

Airbnb и Uber рынка коммерческой недвижимости

WeWork сравнивают с Airbnb и Uber, аргументируя этот тезис масштабом перемен, которые пришли в индустрию аренды офисных помещений вместе с компанией. Ньюманн и Маккелви уверены, что покупка недвижимости — это «медленный бизнес».

Гораздо маневренней арендовать пространства по сниженной цене (поскольку это сразу несколько этажей в здании), делить их на новые функциональные зоны и пересдавать арендаторам готовые решения (отдельные рабочие места или полноценные офисные помещения) за ежемесячную плату.

Бизнес-модель работает: WeWork оценивается в 16 миллиардов долларов, занимая шестое место в списке стартапов стоимостью выше одного миллиарда. Uber стоимостью 68 миллиардов — на первом месте, Airbnb — на третьем ($25,5 млрд).

В WeWork верят инвесторы: в марте 2016 года общий объем финансирования, полученного стартапом, составил 1,4 миллиарда долларов. WeWork, в свою очередь, верит в города с высоким уровнем IQ, где и открывает новые представительства.

Сейчас сеть объединяет 177 пространств в 13 странах мира: США, Великобритании, Израиле, Франции, Германии, Гонконге, Канаде, Австралии, Мексике, Голландии, Южной Корее и Китае. Следующим пунктом в планах на расширение стоит Индия.

К 2018 году WeWork планирует вырасти до 376 офисов по всему миру.

Конечно, компания — не монополист, в бизнесе новых офисных пространств есть заметные игроки — например, компания Regus, возникшая еще в 1989 году, ближайший конкурент WeWork из классической отрасли управления коммерческой недвижимостью.

На волне популярности новых пространств Regus отдала четверть своих площадей под коворкинги. Но Адам Ньюманн утверждает, что WeWork конкурирует не с другими коворкингами, а с офисами, а это $15-триллионный бизнес только на территории США.

Дополненная реальность

На офисах амбиции WeWork не закончились, и в 2016 году компания открыла кибуцы городского типа — пространства для совместного проживания WeLive, которые отвечают базовым принципам WeWork: личный угол (квартиры или студии под аренду) дополняется общей территорией, услугами (клининг, прачечная) и совместным времяпрепровождением (фитнес- и йога-классы, караоке, киновечера и другие вечеринки). Первые тестовые коливинги заработали в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/14231-wework

Не только Цукерберг: Кто зарабатывает миллиарды на технологиях

История успеха сети коворкингов WeWork

Вы наверняка слышали о Марке Цукерберге, Джеффе Безосе и Илоне Маске. Но что вы знаете о Патрике Коллисоне, Дэвиде Залике или Люси Пэн?

В последнее время к клубу «технологических миллиардеров» присоединилось немало новых членов, и о многих из них еще мало что известно.

При составлении этого списка использовался рейтинг Forbes и индекс Bloomberg Billionaires, после чего перечень был сужен до людей, заработавших большую часть своего состояния за последние три года.

Эти десять мужчин и женщин из разных стран и частей света управляют компаниями в различных секторах технологической промышленности и владеют активами, общая стоимость которых составляет триллионы долларов. Знакомьтесь с новым поколением технологических миллиардеров.

Риши Шах, генеральный директор Outcome Health

  • Возраст: 31
  • Состояние: 3,6 млрд долларов
  • Компания: Outcome Health, поставщик технологических решений в сфере здравоохранения
  • Должность: генеральный директор, основатель

Шах, который и сам происходит из семьи врачей, бросил Северо-Западный университет, чтобы основать Outcome Health. Сооснователем стал его друг Шрадха Агарвал, который ныне занимает пост президента компании.

Outcome Health продает планшеты и другие устройства с сенсорными дисплеями для медицинских учреждений, а также предоставляет программное обеспечение, помогающее врачам в общении с пациентами при обсуждении диагноза, лечения и других вопросов.

Устройства также могут отображать рекламу.

В мае 2017 года Outcome Health оценивалась в 5,6 млрд долларов. Шах владеет 80% компании.

Фрэнк Ван, генеральный директор DJI Technology

  • Возраст: 37
  • Состояние: 3,2 млрд долларов
  • Компания: DJI Technology, китайский производитель дронов
  • Должность: основатель, генеральный директор

DJI Technology делала и продавала беспилотные летательные аппараты задолго до того, как они вошли в моду. Теперь это большой бизнес. По оценке Goldman Sachs, с 2016 по 2020 покупатели на различных рынках потратят на беспилотники около 100 млрд долларов. При этом в прошлом году на долю DJI пришлось около 70% продаж на потребительском и коммерческом рынках беспилотных летательных аппаратов.

Ван, в то время студент Гонконгского университета науки и техники, основал DJI в 2006 году, и первое время офисом ему служила комната в общежитии. Тем не менее его компания стала одной из первых на рынке, чьи дроны продавались готовыми к использованию. С тех пор он по праву считается лидером рынка, а в 2017 году стал самым молодым «технологическим» миллиардером Азии.

Ян Кум, генеральный директор WhatsApp

  • Возраст: 41
  • Состояние: 9,7 млрд долларов
  • Компания: WhatsApp, сервис для обмена сообщениями
  • Должность: генеральный директор, соучредитель

Кум переехал из Украины в Маунтин-Вью с матерью, когда ему было 16 лет. Семья жила бедно — если бы не пособия, денег не хватало бы даже на еду.

Но в старших классах Ян начал самостоятельно изучать программирование, и несколько лет спустя его взяли инженером в Yahoo!.

Поправив семейные дела, Кум ушел из компании и какое-то время провел в Южной Америке, а затем попытался устроиться в , но не прошел отбор.

Тогда Кум и его соучредитель Брайан Актон основали WhatsApp. Сначала приложение позволяло пользователям лишь делиться статусами с друзьями, но вскоре превратилось в мессенджер, которым остается и сегодня.

В 2012 году WhatsApp привлек внимание генерального директора Марка Цукерберга. Переговоры продлились целых два года, и наконец в 2014 году Цукерберг предложил купить WhatsApp за 22 млрд долларов в денежных средствах и акциях. С тех пор курс акций заметно вырос — как и состояние Кума.

Брайан Актон, соучредитель WhatsApp

  • Возраст: 45
  • Состояние: 6,7 млрд долларов
  • Компания: WhatsApp
  • Должность: Соучредитель (покинул компанию)

Большую часть своей карьеры Актон провел в тандеме с Кумом. Они вместе работали в Yahoo!, вместе год путешествовали по Южной Америке и вместе безуспешно пытались устроиться в (NASDAQ: ). Наконец, Актон стал соучредителем WhatsApp и остался в компании после того, как ее приобрел .

Однако недавно Актон наконец расстался с Кумом. В сентябре он оставил и WhatsApp, чтобы основать некоммерческую компанию, которая, согласно его посту на , будет заниматься применением «технологических и коммуникационных решений в благотворительности».

Адам Нейман, генеральный директор WeWork

  • Возраст: 38
  • Состояние: 2,6 млрд долларов
  • Компания: WeWork, сеть коворкингов
  • Должность: генеральный директор, соучредитель

Нейман переехал в США из Израиля в 2001 году, сразу после того, как отслужил в армии. Идея о создании WeWork пришла ему в голову, когда он работал над своим предыдущим бизнесом, — компанией по производству детской одежды в Бруклине.

Он заметил, что здание склада неподалеку пустует, и убедил владельца позволить ему сдавать помещение в аренду. Это стало началом его первой коворкинговой компании — GreenDesk. А в 2010 году Нейман и его соучредитель Мигель Маккелвей продали свои доли в GreenDesk, чтобы основать WeWork.

Сегодня коворкинги WeWork расположены в 40 городах по всей стране. Недавно компания получила 3 млрд долларов инвестиций от Softbank, после чего ее оцениваемая стоимость выросла до 21 млрд долларов.

Дэвид Залик, генеральный директор GreenSky

  • Возраст: 43
  • Состояние: 2 млрд долларов
  • Компания: GreenSky, поставщик финансовых технологий
  • Должность: генеральный директор, соучредитель

Залик, еще один уроженец Израиля, переехал в Алабаму со своей семьей, когда ему было четыре года. Он был вундеркиндом: вступительный экзамен в университет ему удалось сдать в 13 лет, и вместо средней школы он поступил в Обернский университет.

Однако несколько лет спустя Залик бросил учебу, чтобы основать свою первую компанию, MicroTech, которая занималась сборкой компьютеров. В 1996 году он продал свой бизнес, и после нескольких менее успешных проектов основал GreenSky, которая помогает клиентам малых предприятий оплачивать их услуги в кредит.

В 2014 году один из основателей Capital One Найджел Моррис инвестировал в GreenSky неизвестную семизначную сумму. Той же осенью компанией заинтересовались венчурные инвесторы, включая TPG, — они выкупили 17% акций GreenSky, подняв ее оценку до ​​1,8 млрд долларов. К 2016 году, когда в компанию инвестировала Fifth Third, оценка GreenSky удвоилась.

Джон и Патрик Коллисон, президент и исполнительный директор Stripe

  • Возраст: 27 (Джон), 29 (Патрик)
  • Состояние: 1,1 млрд долларов у каждого
  • Компания: Stripe, платформа онлайн-платежей
  • Должности: Джон — президент и соучредитель; Патрик — генеральный директор и соучредитель

Братья Коллисон выросли в маленькой деревушке в центральной Ирландии. Мальчики с детства увлекались программированием и часто соревновались друг с другом.

В 16 лет Патрик окончил школу и поступил в Массачусетский технологический институт. Через несколько лет Джон последовал за ним в США, чтобы поступить в Гарвард.

В 2009 году оба брата бросили учебу, чтобы отправиться в Кремниевую долину и основать Stripe.

Сегодня среди клиентов Stripe значатся такие компании, как Lyft, Best Buy и Google. В ноябре 2016 года компания привлекла 150 млн долларов финансирования при оценке в ​​9,2 млрд долларов, что мгновенно сделало братьев Коллисон миллиардерами.

Люси Пэн, исполнительный председатель Ant Financial

  • Возраст: 44
  • Состояние: 1,14 млрд долларов
  • Компания: Ant Financial, сервис мобильных платежей
  • Должность: Исполнительный председатель совета директоров

Пэн — одна из 18 соучредителей Alibaba (NYSE: BABA). За свою карьеру она занимала в компании самые разные должности, и в какой-то момент была назначена директором AliPay, мобильного платежного сервиса компании. Затем Alibaba провела отделила AliPay и сделала его независимой компанией Ant Financial, а Пэн осталась во главе компании.

Недавно Ant Financial получила оценку в 74,5 миллиарда долларов, а Пэн теперь занимает должность исполнительного председателя. В марте 2017 года она впервые попала в список миллиардеров Forbes.

Сатоси Накамото, создатель биткоина

  • Возраст: Неизвестен
  • Состояние: Неизвестно
  • Компания: Неизвестна
  • Должность: Неизвестна

Накамото — по всей видимости, псевдоним таинственного создателя (или создателей) биткоина (Bitcoin). О том, кто на самом деле стоит за этим именем, делалось много предположений, но ни одно из них не удалось подтвердить.

В 2013 году разработчик Серхио Лернер подсчитал, что общая стоимость биткоинов, принадлежащих Накамото, составляет почти миллион долларов. С тех пор курс криптовалюты рос экспоненциально, и сегодня состояние Накамото может равняться миллионам, а то и миллиардам долларов.

Подготовила Лиза Добкина

Источник: https://ru.ihodl.com/lifestyle/2017-11-13/ne-tolko-cukerberg-kto-zarabatyvaet-milliardy-na-tehnologiyah/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.