+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Карточные шулеры Лафоркад и Бьянко

Бьянко и Лафоркад

Карточные шулеры Лафоркад и Бьянко

Придумать и реализовать сложную многоэтапную аферу в среде, где аферисты правят бал – задача не из легких. Но сеньор Бьянко смог обдурить всех воротил игорного бизнеса, кроме еще одного шулера – мсье Лафоркада.

Основанный на шантаже тандем просуществовал недолго: как только риск быть пойманным превысил возможную прибыль, Бьянко с облегчением покинул “компаньона”, оставив того один на один с полицией.

Но как же получилось обмануть всех держателей казино в Гаване?

Предыстория

Карты, как гадальный атрибут, появились первоначально у жрецов и цыган, так что первыми карточными аферами были ложные предсказания. Тюрьмы и каторга, куда за провинности попадали в основном цыгане, стали местом, где карточной культурой всерьез занялись люди, сходящие с ума от скуки.

В тюрьмах часто бывали матросы, различные запутавшиеся в жизни люди, а также разнообразные криминальные личности. Совместными усилиями, используя знания, полученные от цыган, сидельцы создали игровую систему, основанную на 36 или 54 разноцветных картинках.

Старшие и младшие арканы в таро превратились в «картинки» и «мелочь».

Сами картинки отражают иерархию общества: король, его дама и их вассал, он же валет. Тузом считался случай, рок, или высшая воля (промысел Божий). Мелкие картинки без лиц фактически обозначали простолюдинов.

В колоде для игры осталось всего 54 карты, а 4 стихии классического таро были заменены мастями, которые ассоциировались с известными правителями древности. Так, бубнам соответствовал Гай Юлий Цезарь, пикам – Давид, червам покровительствовал Карл Великий, а трефам – сам Александр Македонский.

Многие художники, заметив, как популярны карточные игры, разрабатывали то, что сейчас назвали бы дизайн-концептом колоды, и продавали изумительной красоты карты, как в типографии для последующего тиражирования, так и в мастерские для ручного оформления. Чтобы напечатанные на бумаге карты не просвечивали, была придумана «рубашка» – мелкий геометрический орнамент на обороте карт.

Небольшие неточности в мелком повторяющемся паттерне уловить сложно, и вскоре появились шулеры, которые крапили колоды и обманывали партнеров по игре. Игра обычно велась на деньги, принимаемые в виде ставок. Иногда на кон ставили имущество, готовность выполнить определенные условия победителя, крепостных крестьян, жён и детей и даже собственную жизнь.

Первоначально крап наносили с помощью пятен грязи, вина, следов жира от еды – всех тех загрязнений, которые естественны в ходе игры.

Но вскоре такой крап начали вычислять, и мошенникам пришлось изобретать все новые и новые способы: царапины и проколы наносились на карту специальным шипом на обороте перстней, колоды воровали и крапили дома, вплетая в узор значки, чтобы вернуть на место и потом играть этой колодой. Но синьор Бьянко превзошел всех.

Начало аферы

Бьянко родился на территории Испании в первой половине XIX века, в семье греков-переселенцев. Детство и юность его остаются тайной, однако к моменту начала громкой аферы он уже был достаточно богатым и опытным шулером. Набравшись опыта и подкопив денег, аферист планировал покорить Гавану – игровую мекку того времени.

План был гениален: Бьянко купил большую партию карточных колод средней ценовой категории, какие обычно закупают оптом для игорных домов. Получив товар, хитрый аферист отметил крапом все колоды, так что даже замеченный крап можно было выдать за брак.

Крапленые колоды отплыли в Гавану, где за пару месяцев попали на все игровые столы. Продажу осуществляли нанятые Бьянко через подставных лиц торговые агенты.

Наступил 1856 год, и шулер, получивший прибыль от продажи карт, выдвинулся следом.

Приехав в Гавану, он начал играть, но очень, очень осторожно: начиналось все с жалобы на огромный проигрыш в другом месте, причем Бьянко прибеднялся так талантливо, что его искренне жалели. Потом шла небольшая ставка.

Нащупывая крап пальцами, он на грани фола выигрывал первый раз и “на радостях” ставил все на новую партию. Естественно, побеждал.

После чего покидал казино, нравоучительно рассказывая всем, что однажды не сумел остановиться и потерял всё.

Казино XIX века привлекали клиентов бесплатной едой и доступными женщинами, поощряя стремление оставить все деньги за игорным столом. В результате Бьянко не тратил денег, кроме специальных подставных проигрышей, усыплявших подозрения. Впрочем, более двух раз хитрец в одном заведении не играл.

Жизнь шулер вел максимально скромную: сам чистил костюм, снимал комнату в дешёвом отеле, никогда не ел в ресторанах и даже бесплатное шампанское не пил, ссылаясь на привычку к скромной жизни. На такого сдержанного и умеренного человека подозрение в шулерстве просто не могло пасть.

Неприятное знакомство

Так могло продолжаться долго, ведь Гавана была игровой столицей мира, и деньги там вращались нешуточные. Бьянко вполне адекватно оценивал риски, хитро имитировал проигрыши, очень натурально радовался удаче. Возможно, его ждало большое будущее на сцене, но он отчего-то попал в казино. И, к сожалению, не только он.

С одним из французских кораблей в Гавану прибыл еще один грек, на сей раз французского происхождения. Будучи шулером, не обладающим таким же полетом фантазии, как его испанский коллега, Лафоркад планировал аферу попроще: он проник в одно из дорогих казино для приличной публики, и стащил колоду карт.

Идея его была проста: крапленые карты можно было вернуть в то же казино и играть там до тех пор, пока колода не выйдет из обращения. Каково же было его удивление, когда на колоде казино опытный шулер обнаружил незаметный для любителей крап.

Предположив, что встретился с коллегой, Лафоркад решил пойти в другое заведение, но и там колоду украшал точно такой же крап. Проверив еще несколько игорных домов, шулер сообразил, что кто-то ведет большую игру. Оставалось вычислить, кто именно.

Лафоркад подошел к делу серьезно и обстоятельно (как знать, быть может, его ждала карьера сыщика, а не шулера?). Он начал внимательно наблюдать за удачливыми игроками в богатых заведениях. Бьянко он обнаружил, хотя и не сразу.

Тот как раз оседлал удачу и сорвал большой куш, когда Лафокард предложил партию в карты. Отказывать Бьянко не стал и выиграл десять луидоров – небольшую сумму. Однако вместо желания отыграться Лафоркад вдруг сообщил, что ему известна схема, по которой играет Бьянко. Вариантов было два: оказаться в полиции или обзавестись нежеланным партнером.

Так появился тандем, ставший знаменитым.

Парижский паразит

Лафоркад, конечно же, не понял и десятой части гениального плана Бьянко. Он не соблюдал правил, тратил деньги, играл сразу на выигрыш, делал крупные ставки. К тому же, вел себя развязно, пользуясь бесплатной выпивкой и девочками, предоставленными казино. Подобное поведение привлекало внимание и к Бьянко, которого часто видели с шумным транжирой.

Останавливаться Лафоркад не собирался, а на все уговоры отвечал агрессией и шантажом, вымогая еще денег у коллеги. Бьянко понял, что пора заканчивать масштабную игру. Тем более, что колоды с крапом изнашивались, и многие игорные дома заменяли инвентарь.

Так что, одной прекрасной ночью Бьянко исчез, прихватив с собой все честно выигранное за время аферы. Лафоркад, конечно, огорчился, что компаньон сбежал, но продолжил посещать игорные дома, в которых крапленые колоды еще сохранились. Однако без постоянного присмотра Бьянко шулер совсем утратил чувство меры, играя и только выигрывая несколько партий подряд.

В один из вечеров соседи по столу потребовали заменить колоду, и Лафоркад проиграл, а руководство казино потребовало расследования. На колоде был найден крап, так что отпираться было бессмысленно. Афера завершилась.

Лафоркада арестовали. Впрочем, имея деньги, он нанял отличного адвоката, который выставил подзащитного жертвой интриг Бьянко.

В итоге «запутавшийся» Лафоркад был оправдан, потому что карты в Гавану привез не он, план принадлежал не ему, а он всего лишь жертва обстоятельств.

Картина и вправду получалась жалостливая: Бьянко сбежал, оставив друга без копейки денег, но рассказал о своей афере, так что бедняга Лафоркад был вынужден воспользоваться крапом, чтобы купить билет до дома.

Эпилог

Мошенник и хитрец Бьянко вернулся в Европу с приличным состоянием, и, сойдя с корабля, испарился. Как будто его и не было. Теперь он был богат и вполне мог сменить не только имя, но и род занятий. Лафоркада освободили, и его след затерялся еще в Гаване.

Грандиозная афера с картами увенчалась успехом, и даже завершение в духе Хармса не испортило общего впечатления.

Первоначальный план, его исполнение, продуманность всех действий, просчет реакций публики – все было безупречно.

К сожалению, подельник-шантажист так и не смог осознать, насколько изящную игру он испортил: интеллектуальный уровень шулера Лафоркада не позволял понять реальный размах аферы и оценить ее перспективы.

Источник: https://proafery.ru/fakers/b/byanko-i-laforkad.html

Карточный шулер

Карточные шулеры Лафоркад и Бьянко

Вскоре после своего избрания в сенат Уоррен Гардинг, будущий двадцать девятый президент США, ехал на поезде из Вашингтона в Нью-Йорк. Когда он отдыхал в клубном вагоне первого класса, рядом появился незнакомец. «Вот так встреча!» — воскликнул он и бросился к Гардингу с объятиями.

Сенатору показалось неудобным признаться в том, что он не узнает этого человека, который, вероятно, был его давним знакомым. Он подумал, что его могла подвести память, и между ними завязался разговор.

Через некоторое время к ним присоединились еще два пассажира, и компания решила разыграть партию в договорный бридж.

Игра пошла не в пользу Гардинга. Через несколько часов пути он проиграл больше, чем было у него в бумажнике. «Ничего страшного, — сказал удачливый игрок. — Вот вам мой адрес в Нью-Йорке. Вы можете прислать мне чек».

Вернувшись в Вашингтон, Гардинг рассказал о своем проигрыше сенатору Чарлзу Кертису, бывшему страстному картежнику. Выяснив некоторые обстоятельства дорожной встречи, Кертис решительно заявил: «Это были шулера».

И предложил попросить Секретную службу проверить нью-йоркский адрес того «попутчика».

Подозрения Кертиса подтвердились: по указанному адресу находилась дрянная комнатушка, снятая железнодорожными шулерами специально для того, чтобы иметь почтовый адрес для получения по почте денег обобранных ими пассажиров.

Будущего президента выпотрошили преступники, использовавшие крапленые карты — древнейший и любимейший инструмент шулеров.

Сдавая себе карту, шулер отгибает следующую, подсматривая ее.
Делая вид, что рассматривает свои две карты, шулер отгибает следующую карту в колоде
Сдача из-под низа колоды
В колоду вкладывается карта с загнутым краем, которая поэтому слегка выдается, что позволяет снять ее в нужном месте
Сгибая колоду шулер видит угол нижней карты
Одна из мер предосторожности против шулерских приемов — тщательная тасовка карт. Однако тасовка карт из руки в руку позволяет сохранять их первоначальное взаимное расположение

Карты, изобретенные, как известно, в IX веке в Китае, появились в Европе в конце XIV века, и почти сразу же нашлись жулики, игравшие мечеными картами. Способы ставить на рубашку карт малозаметные постороннему глазу метки подробно описаны в книге об азартных играх, вышедшей в Англии еще в середине XVI века.

Производители игральных карт стали тут же искать способы борьбы с этим злом. Разрабатывалась специальная абсолютно непрозрачная бумага.

Карты стали делать из двух слоев плотной глянцевой бумаги, склеивая их черным клеем на основе сажи — такая карта ни при каких условиях освещения не просматривается на свет и сопротивляется перегибанию, нанесению вмятин, морщин и потертостей.

Покрывавший карты глянец предотвращал нанесение на них меток чернилами или краской. Но еще большую изобретательность проявляли те, для кого нечестная игра стала профессией.

Профессия шулера быстро стала опасной. В XVI веке пойманных шулеров отправляли на виселицу. Американские суды признавали за жертвами шулеров право физически расправляться с преступниками, вплоть до их убийства.

В 1849 году магистрат одного из французских городов попросил знаменитого фокусника Жана Робер-Удена изучить сто пятьдесят карточных колод, конфискованных у подозрительно удачливого профессионального игрока.

Две недели, вооружившись увеличительным стеклом, опытный фокусник исследовал карту за картой, но не мог обнаружить ничего необычного. Тогдашние карты не имели рисунка рубашки — их обратная сторона была белой.

Считалось, что на пустом чисто-белом поле будет заметна всякая попытка нанести крап.

Расстроенный фокусник, смирившись со своей неудачей, встал с кресла и зло бросил на стол карты. «И вдруг мне показалось, что на блестящей спинке одной из карт я заметил бледное пятно, — писал Робер-Уден. — Я подошел на шаг ближе, и пятно исчезло. Но тут же появилось опять, когда я снова отступил».

Фокусник понял, что шулер удалял с одного места глянец — возможно, просто капая на картон каплю воды, и тем самым делал метку, видимую только на определенном расстоянии, под определенным углом и при определенном освещении. Место пятна говорило о масти и ранге карты.

Робер-Уден заинтересовался этой проблемой и через несколько лет опубликовал целую книгу о методах «работы» карточных шулеров.

С 1850 года на обратную сторону карт стали наносить сложный рисунок. Идея состояла в том, что он позволит скрыть приметные загрязнения, случайно попавшие на карту в процессе ее использования — капли кофе или вина, потертости, по которым нечестный или просто наблюдательный игрок может отличать знакомую карту.

Однако и рисунок рубашки карт обманщики стали использовать в своих целях, добавляя к нему малозаметные сигнальные штрихи, точки или оттенки. Шла настоящая гонка вооружений между производителями карт и шулерами. Первые разрабатывали способы глянцевания, предотвращающие всякое мечение. Вторые искали рецепты красок и чернил для нанесения малозаметных меток на самый блестящий картон.

В ответ на выпуск гарантированных государством чистых колод в опечатанных бандеролях  жулики разработали способы подмены тех колод на меченые. Не останавливались и перед широкомасштабными операциями: продавали по дешевке партии меченых карт торговцам, у которых их покупали владельцы гостиничных и клубных киосков и ресторанов. Подготовив тем самым почву, жулики шли играть в эти заведения.

В середине прошлого века испанский шулер Бьянко закупил большое количество высококачественных испанских колод. Он тщательно пометил в них каждую карту, запечатал в оригинальные упаковки и дешево перепродал в Гавану, слывшую тогда столицей карточных игр на деньги. Потом он сам приплыл на Кубу, чтобы «пожать плоды своего труда».

Высадившись в Гаване, Бьянко обнаружил, что все идет так, как он рассчитал: «его» колоды продавались с гарантией их чистоты во всех лучших казино. Играя в этих заведениях, Бьянко срывал огромные банки. Чтобы не вызывать подозрений, в каждом месте новой игры в очередном казино или клубе он жаловался на крупный проигрыш, якобы только что постигший его в соседнем игорном доме.

Тем временем в Гавану прибыл французский карточный шулер Лафоркад.

Он сумел проникнуть в один из самых аристократических клубов кубинской столицы и украсть там несколько колод карт, чтобы пометить их и ввести в игру в том же клубе.

Но, распечатав в своем номере гостиницы украденные колоды, он обнаружил, что все карты в них уже мечены. Осторожно наводя справки и покупая свежие колоды у гаванских поставщиков, он понял, что наткнулся на гигантскую аферу.

Пытаясь вычислить ее организатора, Лафоркад ходил по игровым домам и следил за игроками. Вскоре он обратил внимание на Бьянко, который при постоянном везении вечно жаловался на проигрыши.

И вот в уютном уголке одного из клубов Лафоркад составил с Бьянко приватную партию в экартэ, в ходе которой он в буквальном смысле раскрыл перед ним карты его аферы и предложил выбор: либо поделиться с ним половиной всех шулерских доходов или немедленное разоблачение. Испанцу не оставалось ничего другого, как взять француза в долю.

Но через некоторое время Бьянко надоело делиться деньгами, и он бежал с Кубы. Лафоркад попытался продолжить аферу самостоятельно, но внедренный испанцем в гаванские казино запас крапленых колод иссякал. Самому же Лафоркаду не хватало навыков и опыта, чтобы запустить в игру свой крапленый «товар».

Вскоре он был пойман на обмане и арестован. Но следствию не удалось доказать, что он метил карты или подбрасывал меченые колоды в игру (и он действительно был в этом невиновен), так что его оправдали.

Играет компания молодых людей в покер. Всем приходит крупная карта, банк все увеличивается, и, наконец, один из присутствующих говорит, что денег у него больше нет, но он хочет продолжать игру для чего позвонит отцу и тот привезет деньги. Он выходит в соседнюю комнату и шепотом говорит в телефон:— Папа, у меня на руках червовые туз, король, дама, валет, десятка — флеш рояль. Меня никто не может побить, но к счастью у партнеров тоже что-то крупное. Банк огромный. Очень прошу, привези денег.Вскоре приезжает отец, подходит к столу, молча смотрит карты сына, молча их закрывает и так же молча начинает выкладывать деньги пачками в банк. Видя такое дело, партнеры бросают карты, и отец с сыном забирают банк. Когда все разошлись, сын говорит отцу:— Папа, ну зачем ты их напугал кучей денег? Они бы еще набавляли, а так сразу все поняли.— Сынок, я вижу, что ты еще не освоил трех важных правил покера. Первое — если ты уже хорошо выигрываешь, будь благороден и не раздевай партнеров до нитки. Второе — никогда не называй вслух своих карт, даже в другой комнате. И третье — три червы и две бубны это не флеш-рояль.

Другие шулера разрабатывали способы метить карты по ходу игры. Карты метили острым ногтем или кончиком иголки, припаянным к перстню, нанося точки или царапины, ощутимые осязанием. Наносили метки и специальными чернилами из оливкового масла, камфары, стеарина и анилина.

При необходимости шулер слегка смачивал свой палец этой краской, небольшой запас которой хранился на пуговице костюма или даже на специальной подушечке типа штемпельной, пришитой за лацканом пиджака. После игры пятнышко таких чернил легко стиралось с карт, не оставляя улик.

Если шулеру не удавалось пометить карты, он пытался подсмотреть, какие карты на руках у противника. Самый простой, но редко удающийся трюк — посадить партнера спиной к зеркалу, лакированному шкафу или другой отражающей поверхности. Более тонкие методы — это использование стеклянной ной поверхности стола, полированного портсигара или даже лужицы нарочно пролитого на стол напитка.

Робер-Уден описал в своей книге шулерскую табакерку, на крышке которой нажатием скрытой кнопки овальный портрет дамы заменялся вогнутым зеркальцем, позволявшим человеку, раздающему карты, видеть, что кому достается.

Такие зеркальца прятали в курительных табакерках, спичечных коробках, на перстнях и даже на кончиках сигарет и зубочисток. Как считает один американский эксперт по шулерскому искусству, жулику достаточно знать место всего одной карты в колоде, чтобы заработать на этом кучу денег.

Но бывают и более интересные варианты, когда шулер не просто знает положение карт, а может им управлять, подсовывая нужную карту в нужный момент или удаляя невыгодную.

Прослушать Курс (МР-3)«Как сохранить свою свободу»

Источник: http://advokat-ko.ru/2011/08/kartochniy-schuler/

Цыгане, которые придумали карточные игры, в апреле отмечают Международный день цыган

Карточные шулеры Лафоркад и Бьянко

Поговаривают, что самая знаменитая парочка шулеров — Лафоркад и Бьянко — имела своими предками цыган. Если вы не знаете, что натворили эти аферисты в Гаване, то самое время узнать:

Бьянко

Бьянко считался испанцем, но был выходцем из Греции, куда его родители приехали откуда-то из Восточной Европы. Тогда многие цыгане назывались греками, итальянцами или испанцами — так им было легче обманывать добропорядочных граждан. Да и аферы можно было затевать куда более масштабные, чем шулерство в портовых кабаках.

История случилась в 1855-56 гг. Тогда кубинская Гавана, которая стала центром международной контрабанды, славилась дорогой карточной игрой. Контрабандисты с деньгами обращаться не умели и быстро спускали их на женщин, побрякушки и в карты. Но и на расправу они были быстры — если ловили шулера, так тут же топили живьем, привязав к ногам камни.

Понятно, что ехать в Гавану в расчете, что не поймают, было бы неразумно. Вот хитрый Бьянко и придумал гениальную аферу с краплеными колодами. Он к тому времени обладал неким капитальцем, который и потратил на закупку меченых карт в огромном количестве. Бьянко рассчитывал поиметь с каждого потраченного песо в сотни раз больше!

Карточные колоды мошенник отправил для продажи на Кубу, прямиком в Гавану. Цену за товар Бьянко попросил крайне скромную (продавал дешевле закупки). Через некоторое время все карты в Гаване были заменены на меченые колоды.

И в это время сам мошенник прибыл в город, чтобы приступить к реализации своего плана. Бьянко ходил играть в самые крупные карточные клубы и всегда выигрывал. Было бы странно, если бы было по-другому, ведь он прекрасно знал все карты соперников!

Аферист был крайне осторожен — одевался скромно и не забывал сокрушаться о том, что прямо перед этим проиграл крупную сумму в другой компании. Он так убедительно плакал, что игроки не злились на него за проигрыши. На следующий день Бьянко шел в другое место, и история повторялась.

Лафоркад

В это время Гавану посетил другой ловкач — француз Лафоркад с такими же, как у Бьянко, греческо-цыганскими корнями. Его афера не была столь виртуозной и уникальной. Лафоркад просто утащил пару карточных колод из казино, что нанести на них свои метки.

И каково же было его изумление, когда пройдоха обнаружил чужой крап на всех картах без исключения! Лафоркад решил проверить наличие меченых колод в других игорных клубах. Он убедился, что в всей Гаване нет ни одной нормальной «чистой» карты! Прожженный мошенник сразу додумался, как его загадочный коллега зарабатывает деньги. Но он не знал, кто этот изобретательный шулер.

Лафоркад ходил по казино и присматривался ко всем фартовым игрокам. Самым удачливым был Бьянко. Лафоркад практически не сомневался в том, что нашел конкурента. Француз подсел за стол к испанцу и предложил сыграть партию.

Бьянко, конечно же, согласился и выиграл. Он предложил Лафоркаду отыграться, но тот заявил, что осведомлен об афере испанца и предложил ему откупиться половиной всех доходов. Бьянко не хотелось отправляться на морское дно в компании увестстых камней, поэтому он предложение принял

Совместное предприятие

Несколько месяцев подряд парочка Бьянко-Лафоркад раздевала всех, у кого в кармане были деньжата для карточной игры. Наконец, другие картежники заподозрили неладное и стали приглядываться ко всем, кто много выигрывает. Крапленые карты к этому времени пришли в негодность, и в казино все чаще стали попадаться новые колоды, которые не могли принести шулерам выигрышей.

Бьянко и рад был исчезнуть из Гаваны, но Лафоркад, привыкший к роскоши и постоянному потоку денег, угрожал испанцу доносом. Но Бьянко улучил момент и сбежал от жадного француза.

Лафоркад попробовал в одиночку продолжить игру краплеными картами. Но он не обладал осторожностью и чувством меры испанца, стараясь досуха «выдоить» всех своих соперников. Закончилась такая игра печально — Лафоркада повязали и потащили в суд.

Француз, которому повезло оказаться на скамье подсудимых, а не в мутной воде одного из каналов, нанял адвоката. Юрист доказал, что Лафоркад просто воспользовался чужими краплеными колодами.

Суд постановил: «Ввиду того, что меченые карты доставил в Гавану Бьянко, Лафоркада объявить невиновным».

Вот так оба самых знаменитых шулера в истории Гаваны избежали наказания! А еще говорят, что счастья не украдешь…

мошенничество в покере, покер и закон

Источник: https://pokerdiamond.net/tsygane-kartochnye-igry.html

Краплёная колода Бьянко: как разбогатеть на карточных играх

Карточные шулеры Лафоркад и Бьянко

Карточные игры с вовлечением краплёной колоды имели место в мире ещё с древних времён. Каждая эпоха известна своими шулерами, которые обогащались за счёт доверчивых граждан. Но самыми удачливыми из них считаются Лафоркад и Бьянко.

Игра и гадание

Историки уже хорошо изучили возникновение и применение игральных карт. У цыган Франции существовали карты, предназначенные для гадания. Во многом они напоминали известные многим Таро. И цыганские карты, и Таро произошли от египетских тайных гадальных книг.

Но на самом деле предугадывание будущего с помощью карт стало одним из видов нелегальной деятельности и эффективным способом обогащения за счёт незадачливых людей. Власти Франции начали активную борьбу с цыганам – их сажали в тюрьмы. Но за решёткой гадальщики встречались с убийцами, разбойниками, ворами, которые также отбывали тюремный срок.

Имеющиеся у цыган карты не могли не заинтересовать преступников, так как с помощью всего одной колоды можно было скоротать долгие дни в тюрьме.

Уголовники приспособили гадальные карты к своим нуждам и начали играть в них. Так число карт в колоде сократилось до 36, а кубики, орлы, стрелы и пентакли были упрощены. Карточная иерархия (валет, дама, король, туз) была отображением тогдашнего общества Франции.

Пиковый король ассоциировался с царём Давидом, червовый – с Карлом Великим, бубновый – с Юлием Цезарем, трефовый – с Александром Македонским. Дамы воплощали жён правителей, а валеты – их слуг. Тузы стали олицетворением неких высших сил, которые превосходили всех смертных.

Довольно долго игра в карты была уделом уголовников, но позже она стала привлекать интеллигенцию. Так сфера карточных игр стала ассоциироваться с огромными денежными оборотами.

Знаменитые шулеры

Игральные карты стали отменным орудием труда для тысяч мошенников по всему миру. Но самыми удачливыми из них были Бьянко и Лафокард. Эти мужчины имели европейские корни, однако работали они в Латинской Америке, на Кубе. Тогда остров находился под властью Испании, однако это не помешало ему стать раем для контрабандистов и преступников.

Через Кубу проходили огромные товарные потоки из Латинской Америки в Европу, а сами организаторы нелегальной торговли буквально купались в золоте. Однако немалую часть состояния предприимчивые люди спускали за карточными столами лучших клубов Гаваны, столицы Кубы.

В перерывах между играми богатые посетители, среди которых были и граждане США, лакомились элитным коньяком и шампанским.

Владельцы развлекательных заведений заманивали состоятельных людей не только деликатесами, но и красивыми проститутками, чьи услуги были бесплатными для тех, кто решил сыграть в карты. Красивая и богатая жизнь Гаваны не могла не привлечь талантливого шулера Бьянко.

Этот человек родился в Испании, хотя по национальности был греком. Чтобы провернуть блестящую аферу, Бьянко приобрёл крупную партию высококачественных игральных карт и отметил их невидимыми знаками с помощью крапа. Все карты были проданы на Кубу по очень низкой цене.

Шулер потерпел убыток, но у него ещё всё было впереди…

Когда карты краплёные карты Бьянко распространились по всем элитным клубам Кубы, предприимчивый испанец сам приехал на остров. Это был 1856 год. Ловкач ходил по игральным заведениям и пробовал себя в азартных развлечениях. Он ощущал «свои» карты пальцами, так как на них был нанесён крап.

Это и помогло аферисту выигрывать баснословные суммы денег. Бьянко был очень осторожным – он не навещал один и тот же клуб более 2-х раз, очень скромно одевался, жил в бюджетном отеле и постоянно жаловался окружающим на свою неудачливость.

Все верили хитрому испанцу, однако ему «посчастливилось» попасться на удочку к другому мошеннику Лафоркаду. Как и Бьянко он был греком, но жил во Франции. Однажды Лафокард приехал на Кубу и зашёл в один из самых дорогих клубов Гаваны. Мужчина украл игральные карты и намеревался их пометить, но, как оказалось, на них уже был крап.

Лафокард немедленно придумал стратегию поиска афериста, который пометил карты, а всё для того, чтобы сделать его своим сообщником.

Француз начал посещать игровые клубы и внимательно наблюдать за наиболее удачливыми картёжниками. Так он и вышел на Бьянко, который обыграл его в одной из партий, после чего пригласил соперника на дорогой обед. Мужчины договорились работать сообща.

«Сладкая парочка» за относительно короткий период времени разорила несколько элитных заведений Гаваны и довела до суицида десяток азартных игроков, которые проиграли не только деньги, но и собственные заводы и предприятия. Постепенно привезённые из Европы карты изнашивались и вытеснялись из карточных столов Кубы новыми колодами.

Бьянко намеревался прекратить мошенничество и вернуться в Европу, но его соучастник был против. Лафокард никак не мог насытиться деньгами, хотя сумма его состояния стала шокирующе огромной. Бьянко принял решение уехать домой и в один день купил билет на пароход, взял наличные деньги и поплыл в Испанию.

С тех пор его след простыл… Однажды Лафокарда ждало фиаско –посетители одного из игровых клубов, которые начали подозревать мужчину в мошенничестве, настояли на полной замене игральных карт во время партии.

Лафокард проиграл, после чего его арестовали, а изъятые у него карты начали исследовать на наличие меток. Мужчина предстал перед судом, но от ареста его спас высококлассный адвокат, который был нанят за оставшиеся средства.

Француз во всём обвинял своего напарника Бьянко. Лафокард заявлял, что мошенник вовлёк его в свои грязные дела, а потом сбежал в Европу, оставив его ни с чем. Суд признал мужчину невиновным, но Бьянко, обвиняемого в преступлении, так никто и не нашёл.

На этом история закончилась.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

1

Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Источник: https://interes-mir.mirtesen.ru/blog/43924951498

Крапленая колода Бьянко

Карточные шулеры Лафоркад и Бьянко

Карточные игры с применением крапленой колоды процветали в мире с древних времен. В каждой эпохе появлялись новые шулера, стремящиеся облапошить доверчивых простаков. Одними из самых удачливых считаются Бьянко и Лафоркад.

«Шулеры», ранняя картина Караваджо.

Происхождение современных карт хорошо известно историкам. У французских цыган издавна существовали специальные гадальные карты, чем-то напоминающие современные карты Таро. Собственно говоря, и появились они из одного источника – из египетских тайных гадальных книг. Гадание на картах было одном из способов незаконного промысла и выманивания денег у незадачливых простаков.

И погадать, и поиграть

Власти активно преследовали цыган и сажали их в королевские тюрьмы. Вместе с ними в заключении находилась и другая публика – разбойники, убийцы, грабители.

Дабы скоротать время, уголовники брали карты у цыган и пытались их как-нибудь использовать, чтобы развлечься и скоротать тягостное время заключения. В итоге люмпены и разбойники пересортировали карточную колоду и приспособили ее к собственным нуждам.

Они значительно сократили число карт – до тридцати шести штук. Кубки, орлы, пентакли, стрелы заменили на более близкие их пониманию картинки.

Туз, король, дама, валет – все эти ранги точно отражали социальную структуру тогдашнего французского общества и были понятны широким массам.

Четыре короля символизировали четырех легендарных правителей древности – царя Давида (пики), Александра Македонского (трефы), Юлия Цезаря (бубны) и Карла Великого (черви), дамы – их жен, а валеты – слуг.

А тузы олицетворяли некие тайные силы, которые сильнее всех смертных.

Довольно длительное время в карты играли только криминальные элементы. Однако со временем в это занятие втянулись и высшие слои общества, а в сфере карточных игр стали вращаться большие деньги. С этого момента появились и мошенники, которые начали обманывать простых игроков различными приемами нечестной игры.

Злачная Гавана

Количество карточных мошенников поражает воображение. Однако самыми известными и удачливыми шулерами в истории считается знаменитая парочка Бьянко и Лафоркад.

Родились эти мошенники в Европе, но всемирную славу снискали себе в Латинской Америке. А точнее, в столице Кубы, солнечной Гаване.

Формально Куба в тот момент находилась под властью Испании, но фактически являлась крупным центром международной контрабанды и организованной преступности.

На нелегальной перевозке колониальных товаров из Латинской Америки в Европу и промышленных товаров в обратном направлении международные контрабандисты наживали огромные деньги.

Которые, как это часто бывает, они тут же спускали за карточным столом в многочисленных гаванских клубах и казино.

Не отказывали себе в удовольствии посидеть за картишками также богатые кубинские латифундисты и свежеиспеченные миллионеры из США. Фактически в середине XIX века Гавана являлась мировой столицей карточных игр. Чтобы привлечь богатых игроков, хозяева злачных мест шли на многочисленные уловки.

В казино прохожих зазывали красивые проститутки всех рас и национальностей. Их услуги шли «бонусом», то есть были бесплатными для тех, кто согласился сесть за карточный стол. В перерывах игроков бесплатно кормили шикарными обедами, поили шампанским и коньяком.

В общем, делалось все, чтобы обчистить карманы клиента до последнего эскудо.

О том, какая крупная игра идет в Гаване, прослышал простой испанский шулер Бьянко. Впрочем, он только родился в Испании, а по национальности был греком.

Проанализировав варианты, Бьянко решил провернуть гигантскую и неслыханную до тех пор аферу. Он закупил большую партию высококачественных карточных колод, пометил их специальными невидимыми знаками и экспортировал колоды в Гавану.

При этом карты из этой партии продавались по самой низкой цене, в ущерб самому коммерсанту. Вскоре все гаванские клубы перешли на меченые колоды Бьянко. Только тогда, вслед за краплеными колодами, на Кубу прибыл и сам мошенник.

Произошло это весной 1856 года. Ощущая пальцами нанесенный на карты крап, Бьянко стал регулярно выигрывать крупные суммы в первоклассных гаванских казино и частных домах. При этом ловкач вел себя очень осторожно. Он никогда не посещал один и тот же клуб более двух раз.

Каждый раз, выигрывая крупную сумму денег, Бьянко жаловался окружающим на то, что гораздо больше проиграл недавно в другом месте.

Одевался мошенник очень скромно, жил в дешевом отеле, ходил везде пешком, всячески экономил на еде и категорически отказывался даже от бесплатного шампанского, заявляя, что не приучен к роскоши.

В результате никому и в голову не могло прийти, что Бьянко является профессиональным шулером.

Недолгое партнерство

Впрочем, аферу Бьянко все-таки раскусили. Причем сделал это другой жулик и авантюрист.

Карточный шулер Лафоркад родился во Франции, но также имел в родословной греческие корни. Ранее он не был знаком с Бьянко, и отправился в Гавану попытать счастья самостоятельно.

Однажды Лафоркад похитил пару колод из дорогого казино. Он намеревался пометить карты, чтобы потом пустить их в ход и обыграть каких-нибудь простаков. К его удивлению, украденные карты были уже оснащены крапом.

Лафоркад стал проверять карты в других игровых домах и обнаружил, что все карты помечены одинаково.

Тогда до Лафоркада дошло, что какой-то опытный шулер запустил в оборот большую партию крапленых колод и теперь снимает с этого жирную пенку.

Француз стал ходить по различным казино и присматриваться к игре, обращая внимание на самых удачливых игроков. Через пару недель он вычислил Бьянко, который как раз сорвал крупный куш.

Чтобы окончательно убедиться в своих подозрениях, Лафоркад предложил Бьянко «скатать» партию вдвоем. В ходе игры француз еще раз убедился, что его соперник выигрывает, используя меченые карты.

Вручив испанцу проигранные деньги, Лафоркад пригасил Бьянко пообедать. И, поглощая сочного омара, намекнул, что он прекрасно осведомлен об афере с краплеными колодами. Бьянко все понял и предложил Лафоркаду стать его партнером.

В течение года оба шулера работали вместе, получая огромный навар. Мошенники сумели разорить несколько дорогих клубов и казино, довести до самоубийства десяток азартных кабальеро, которые поставили на кон свои поместья, сахарные заводы и латифундии.

Но затем на них стали обращать внимание другие профессиональные игроки. Кроме того, завезенные из Испании карты постепенно приходили в негодность и вытеснялись другими, новыми колодами.

Бьянко предложил партнеру прекратить аферу и вернуться в Европу. Однако у Лафоркада закружилась голова от шальных денег.

Он вел разгульный образ жизни, кутил в ресторанах, носил дорогие костюмы, содержал несколько любовниц.

Бьянко все это очень раздражало, и он решил умыть руки. Не предупредив своего подельника, он забрал наличные деньги, купил билет на пароход и свалил в Европу. Там его следы затерялись.

Лафоркад, оставшись без средств, решил продолжить аферу, ведь некоторые из завезенных Бьянко колод все еще вращались в игровых клубах.

Чтобы наверстать упущенное, Лафоркад постоянно выигрывал. Теперь уже многие игроки стали догадываться, что дело нечисто. Во время одной из партий они потребовали сменить колоду. Француз сразу же пошел в минус. Лафоркада арестовали, изъятую колоду карт тщательно исследовали и обнаружили следы крапа.

Лафоркад был вынужден предстать перед судом. Однако аферисту здорово повезло. На оставшиеся деньги он нанял хорошего адвоката, который очень профессионально развалил дело.

По совету адвоката Лафоркад стал валить все на Бьянко, обвиняя подельника во всех тяжких грехах. По версии француза выходило, что именно коварный испанец вовлек его в аферу, а затем и вовсе сбежал, оставив без цента денег. Чтобы не умереть с голода и купить билет на пароход в Европу, он стал играть по маленькой в различных клубах и был разоблачен.

В конце концов суд решил, что раз крапленые карты на Кубу завез Бьянко, то он и виноват. А Лафоркада признали невиновным и освободили из-под стражи. Вот так, практически на грани фарса, и закончилась эта криминальная история.

Источник: http://MirChudes.net/facts/1283-kraplenaya-koloda-byanko.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.